Досье личности

Ценность: 2 (7)

Симпатия: 1.429 (7)

дата обновления - 2011-01-03

просмотров - 5

СУВОРОВ Виктор

Другое имя: Резун Владимир Богданович – наст. имя и фам.

Имя латиницей: Suvorov Viktor

Пол: мужской

Дата рождения: 20.04.1947 Возраст (69)

Место рождения: Приморский край, Россия

Знак зодиака: Овен

По восточному: Свинья

География: РОССИЯ, СССР.

Ключевые слова: армия, литература, писатель.

Ключевой год: 1968

Виктор СУВОРОВ

российский писатель и историк, бывший офицер Главного разведывательного управления Советской Армии, профессиональный разведчик. Родился в семье военного. После получения военного образования в Суворовском и Высшем общевойсковом командном училищах окончил в 1974 г. Военно-дипломатическую академию, затем работал в Женеве, откуда перебежал в 1978 г. в Великобританию, мотивируя свой побег необходимостью закончить и сделать достоянием людей главную книгу своей жизни, которую он начал писать еще в Советском Союзе в 1968 г. под названием «Ледокол». В России книга вышла в 1992 г. В ней автор со всей убедительностью пытается доказать, используя только материалы открытой печати, что главным зачинщиком Второй мировой войны было высшее руководство Советского Союза, вскормившее Гитлера – «Ледокола Революции» с тем, чтобы захватить разрушенную им Европу, нанеся по нему самому внезапный удар и выступив в роли освободителей угнетенных им народов. Эта концепция вызывает яростные споры и находит все большее число сторонников. Продолжением «Ледокола» стали выпущенные вслед за ним «День М» и «Последняя республика». Кроме того, им написаны книги «Аквариум», «Контроль», «Освободитель» и беллетристические произведения.
Медиа (6)

Виктор СУВОРОВ в фотографиях:

Связи (2)
Источники (3)
Факты (1)

19.02.2011 Мартыненко Ольга

Феномен “Ледокола” или ПОЧЕМУ Виктор Суворов РОДИНУ ПРЕДАЛ “Я живу в последнем периоде моей жизни. Между смертным приговором и казнью. В моей жизни это самой счастливое время”. Виктор Суворов В 1978 году из Женевы исчез молодой советский дипломат Резун, работавший в Женеве, в постоянном представительстве СССР в ООН. Через некоторое время в иностранных газетах, со ссылкой на какой-то английский источник, промелькнуло сообщение о том, что советский гражданин, офицер ГРУ, Владимир Резун попросил политическое убежище в Великобритании. Советские граждане об этом, естественно, ничего не узнали. За предательство, совершенное в форме измены Родине, Резун был приговорен к исключительной мере наказания – расстрелу. Естественно, что и об этом в советских газетах тоже не сообщалось. Итак, фигурант нашего исследования ВЛАДИМИР БОГДАНОВИЧ РЕЗУН, 1947 г.: офицер ГРУ, работающий под дипломатическим прикрытием; воинское звание – капитан; в тридцать лет – уже третий секретарь посольства; в свои 28 лет окончил два высших военных учебных заведения, и для него открывалась перспективная карьера в центральном аппарате ГРУ; симпатичная жена работает в представительстве СССР в Женеве; двое детей – дочь и сын; трехкомнатная квартира; автомашина. Что еще надо советскому человеку? Но факт остается фактом – Резун совершил предательство и перебежал к врагу! С юридической стороны здесь все ясно: совершено преступление и последовало справедливое наказание! Все по Закону!? А как с моральной оценкой? Совпадает ли она с юридической? Обратимся к мнению одного из серьезнейших профессионалов разведки ХХ века – Рейнхарду Гелену. В мемуарах он как раз касается темы предательства и его оценки: “Естественно, случаи предательства и шпионажа должны предотвращаться и строго наказываться, так как они нарушают безопасность любого государства. С юридической точки зрения, лица, представшие перед судом как предатели, а также уличенные в шпионаже, не могут рассчитывать на милосердие судей. Они должны нести ответственность за свои деяния, независимо от того, поступали ли так из идейных соображений или же из-за корысти. Однако мой жизненный и профессиональный опыт приводит меня к выводу: следует весьма осторожно подходить к моральному осуждению таких случаев, даже в недавней истории. Ведь мотивы, побудившие людей к подобным действиям, играют решающую роль и абсолютно не зависят от юридической оценки. Деяние, совершенное из идейных убеждений, независимо от того, идет ли речь об интересах противника или же нашего государства, не заслуживает, какими бы ни были его последствия, нравственного осуждения. А в таком случае не только Олег Пеньковский, но и другие лица, приговоренные коммунистическими режимами к строгим и даже высшей мерам наказания, могут заслужить наши признания и симпатии. С учетом этого следует оценивать и деятельность советских шпионов, например, Клауса Фукса, Розенбергов, Зорге и других. Они сознавали, что совершают деяния, заслуживающие наказания, но тем не менее продолжали действовать, исходя, насколько я могу судить, из своих коммунистических убеждений. Лично я рассматриваю коммунизм, как смертельную опасность, и полностью отрицаю его основы. Тем не менее надо расценивать по-разному, подвергают ли люди свою жизнь опасности из идейных убеждений или же ради наживы и корыстолюбия. Первые – наиболее опасны; большинство работает длительное время, пока не попадает в поле зрения контрразведки. Однако такой нравственный критерий не должен оказывать влияния на юристов” (Гелен Р., 1997). Предатели были всегда. Их род начался с Иуды и отнюдь не закончился на Эймсе. И ни одна спецслужба не может похвастаться отсутствием предателей в своих рядах. Даже Гестапо – гаупштурмфюрер СС Вильгельм Леман (сов. аг. псевд. “Брайтенбах”) тому подтверждение. В списке советских предателей Резун был не первым и не последним, и далеко не самым именитым. И осталось бы имя Резуна проклинаемым в узком кругу профессионалов советских спецслужб, но неизвестным широкой общественности, если бы он, растворяясь в туманах Альбиона, вкушал британские харчишки и отрабатывал тридцать сребреников на ниве консультаций и чтения лекций бывшим врагам из МИ-5 и МИ-6. В то время над миром бушевала холодная война, резко активизировавшаяся после ввода советских войск в Афганистан. Естественно, что побег Резуна был использован в пропагандистской битве. Для достижения максимального эффекта его резко повысили в звании – присвоили полковника – и подобрали соответствующую должность – резидент ГРУ. Все по законам спецпропаганды. Откроем капитальный труд: Norman Polmar and Thomas B. Allen. “Spy book the encyclopedia of espionage”, изданный в Великобритании (1997) и выпущенный издательством "КРОН-ПРЕСС" на русском языке в 1999 году. О Резуне-Суворове там говорится следующее: “Суворов, Виктор (п) Настоящее имя – Владимир Богданович Резун. Бывший полковник ГРУ (советская ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА), бежавший на Запад в 1979 году, когда работал в Вене. Резун окончил Харьковское высшее гвардейское танковое училище, получил офицерское звание и служил в бронетанковых частях сухопутных войск. В 1968 году его подразделение участвовало во вводе советского военного контингента на территорию Чехословакии. Тогда же на него обратили внимание в разведуправлении вторгшейся группировки и забрали к себе. В 1969 году Резун прошел курс подготовки СПЕЦНАЗА, после этого учился в Военной академии им. Фрунзе в Ленинграде и по ее окончании получил назначение в в центральный аппарат ГРУ в Москве. С 1975 по 1979 год находился на работе в Вене в качестве помощника советского военного атташе, занимался сбором разведывательной информации. После побега на Запад, по некоторым данным, ГРУ пыталось разыскать его. Осев в Великобритании, Резун написал несколько книг под литературным псевдонимом Виктора Суворова…– (Полмар Н., Аллен Т.Б., 1999. С. 615). Итак, в 1981 году, после выхода в свет книги “The Liberators: My Life in the Soviet Army” (“Освободители: Моя жизнь в Советской Армии”), англоязычный читатель узнал новое литературное имя – Виктор Суворов. Книга вызвала большой интерес и в 1982 году была переведена на французский, а затем и на многие другие языки, в том числе и на японский. К зарубежному читателю эта книга пришла в тот самый момент, когда Советская Армия приступила к “освобождению” Афганистана. К советскому читателю книга пришла в 1986 году, под названием “Рассказы освободителя”. В последующие годы вышли новые книги Суворова: • в 1982-м – “Inside the Soviet Army” (“В Советской Армии”); • в 1984-м – “Inside Soviet Military Intelligence” (“В стенах советской военной разведки”); • в 1986-м – “Inside the Aquarium: The Making of a Top Soviet Spy” (“В Аквариуме: кузница советских шпионов”; • в 1987-м – “Spetsnaz: The Inside Story of the Soviet Special Forces” (“Взгляд изнутри на советские войска специального назначения”). Август 1991 года прошел не только под знаком неудавшегося путча ГКЧП. Влиятельный советский еженедельник “Литературная газета” вдруг напечатал отрывок из книги В. Суворова “Аквариум”. В том же году “Аквариум” был полностью напечатан в журнале “Нева” и в альманахе “Конец века” (№№ 1–2); НИИО “Демократическая Россия” выпустило его отдельной книгой. Новинка пришлась по вкусу читателям и в короткое время стала бестселлером, найдя место на страницах многих изданий. Соответственно появились и многочисленные комментарии на нее. Вот тут бы и вступить в игру доблестным рыцарям ГРУ. Сообщить читателям, что Виктор Суворов, – предатель Родины Владимир Резун, – был рядовым оперативным офицером швейцарской резидентуры ГРУ в звании капитана. После чего прокомментировать его сочинение и пригвоздить предателя к позорному столбу! Но ГРУ предпочло хранить гордое молчание. В 1992 году, в Польше, повесть вышла двухмиллионным (!) тиражом (это при 35-миллионном населении страны!), в России эстафету подхватило информационно-издательское объединение “Демократическая Россия” и пошло-поехало. Спрос рождал предложение В моем архиве есть “Аквариум”, изданный пиратским способом в далеком Екатеринбурге (частное предприятие “АВК”, мягкая обложка, тираж 50 000 экз.). А сколько еще таких пиратских выпусков было на необъятных просторах СССР не знает никто! Вышедший в 1992-м году на русском языке “Ледокол” произвел эффект разорвавшейся атомной бомбы! Вернемся на время в прошлое, к Преступлению и Наказанию. В 1978 году Резун совершил измену Родине и был за это наказан – приговорен к расстрелу! Однако, согласно букве и духу Закона, предварительное следствие и суд обязаны установить все обстоятельства, при которых было совершено преступление, тем более такое тяжкое, как измена Родине. Т.е. установить мотивы совершения преступления. Осознает ли сам Суворов, в полной мере, тяжесть совершенного им преступления? Да, осознает: “Мои приговоры заслужены мною полностью. И пусть не хлопочут те, кому предписано приводить их в исполнение: я сам себя накажу” (Шохина В., 1999). Сам Суворов объясняет свой поступок, свое предательство, тем, что он считал необходимым ответить на мучивший его вопрос: КТО НАЧАЛ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ? Ответить в форме КНИГИ. Мог ли Резун работая в ГРУ и проживая в СССР написать ее и опубликовать? Естественно, что нет! В лучшем случае, за попытку написания такой книги его ждала Казанская психиатрическая больница. В худшем – соответствующая статья в УК, карающая за антисоветскую деятельность и этап в Пермский концлагерь. Альтернативой был только ПОБЕГ и он его совершил! Мотивацию предательства Резуна подтверждают известнейший советский диссидент Буковский и, как ни странно, офицер ГРУ Кадетов. Что бы марксисты-коммунисты не говорили о Буковском, как бы не порочили его, – одно несомненно – фигура Буковского настолько значительна, что Советскому Союзу в обмен на него отдали Луиса Корвалана, генерального секретаря Компартии Чили, одного из крупных деятелей международного коммунистического движения. Свидетельствует Владимир Буковский: “Когда я впервые встретил Виктора Суворова, он уже бредил этой книгой, сыпал цифрами и фактами, буквально ни о чем другом говорить не мог, но изложить все это на бумаге не решался еще много лет: то ли не до конца верил собственным выводам, то ли боялся испортить идею, не надеясь, что его услышат. Еще не были написаны ни “Аквариум”, ни “Спецназ”, принесшие ему мировую известность, и только-только вышла его первая книжка, сборник армейских сюжетов “Рассказы Освободителя”. Собственно, из-за этой-то книжки мы и встретились. Так случилось, что редакция лондонской “Таймс” прислала мне ее на рецензию, и я оказался чуть ли единственным, кто похвалил ее в печати” (Буковский В., 1992). Александр Кадетов, более 30-ти лет проработавший в ГРУ, в своей книге-расследовании свидетельствует: “Англичанин (Фурлонг – Б.К.), потягивая пиво, вспоминал, как однажды спросил русского (Резуна – Б.К.), почему он интересуется военной тематикой. Тот ответил, что по возвращении на Родину планирует серьезно заняться научной работой по истории Второй мировой войны. Подбирает материалы по военным вопросам. Собирает мемуарную литературу” (Кадетов А., 2003. С.200). И еще: “Я (Резун – Б.К.) постоянно читаю ваш журнал (“Международное военное обозрение” – Б.К.). Там недавно была опубликована большая статья о военно-морских силах Великобритании. Но меня больше интересуют операции по проводке кораблей из Великобритании в СССР северо-морским путем в Мурманск и Архангельск во время Второй мировой. Кстати, если вам встретится литература по этому вопросу, скажите мне, пожалуйста” (Кадетов А., 2003. С. 203). Напомню, читатель, что эти разговоры Резуна относятся к 1978 году! Казалось бы, все ясно: Резун задумал написать книгу, в которой выдвигал свою версию виновников Второй мировой войны. И для реализации своего замысла сбежал на Запад, совершив воинское преступление в форме измены Родине. Исполнил ли Резун-Суворов свои намерения? Да, исполнил. Доказательством служат написанные и опубликованные им книги. Однако такое простое объяснение абсолютно не устраивало советские партийные и государственные органы, советскую военную историографию. Ведь признав мотивацию его предательства желанием раскрыть тайны истории, касающиеся начала Второй мировой войны, пришлось бы подвергать серьезному анализу его произведение – книгу “Ледокол”. Пришлось бы дать правдивый ответ на многие вопросы, которые Суворов задал в этой книге и от ответа на которые до сих пор уклоняются постсоветские историки. Пришлось бы рассекретить многие документы предвоенного времени. Пришлось бы признать многие преступления, совершенные коммунистическим режимом. На пропагандистскую битву с Суворовым была брошена вся генеральская рать! И первым в бой вступил генерал армии М.А. Гареев, бывший заместитель начальника Генштаба СССР по научной работе, доктор военных наук, профессор, действительный член Академии естественных наук РФ, президент Академии военных наук. За ним – главный эксперт по начальному периоду войны академик В.А. Анфилов. Свою грудь под отравленные пули Суворова подставил и доктор исторических наук, профессор А.Н. Мерцалов. А за ними еще менее и менее именитые, так сказать сержанты и рядовые советской исторической науки… Сплотили они свои ряды, осенили себя крестным знамением и пошли в атаку на гнусного предателя и врага всего прогрессивного человечества. Но… не по их зубам оказался “Ледокол”. Ход боевых действий и их оценку, с одной стороны, можно прочесть в книгах Суворова; противостоящая сторона от комментариев воздерживается. Ситуация усугублялась и решили призвать на помощь варягов. Таковым избрали Габриэля Городецкого. Выбор сделали исходя из того, что Городецкий с 1985 года полемизирует с Суворовым, яростно защищая советскую версию, т.е. “наш человек!” Пригласили Городецкого в Москву, допустили до секретных архивов и дали ему в помощники очень солидных военных (с целью экономии места не перечисляю их ученых званий, наград и регалий; интересующиеся смотрите в советских военных источниках), которые должны были оказать варягу “неограниченную поддержку”: генерал-полковника Д.А. Волкогонова и генерал-майора В.А. Золотарева; И вышла книга! И встречают Городецкого в Москве генералы России и перед ним красный ковер стелют. Но… дадим слово самому Городецкому: “Презентация моей книги проходила в Москве. Должен сказать, что это было нечто монументальное. Она просто не сходила с экрана телевидения и со страниц газет. И историки, и военные – все повторяли одно: “Вы сделали за нас то, что мы не смогли сделать. Очень, очень сильно”. Вопрос, который повторялся все время: “Почему именно израильтянин решился на это – человек со стороны?” Во всем этом я ощущал очень сильный элемент самокритики с их стороны. Я ожидал, конечно, критических высказываний, но со стороны профессионалов критики не последовало” (Цит. по Суворов В., 1998. С.472) О чем же книга Городецкого? Если коротко, то о НЕГОТОВНОСТИ СССР К ВОЙНЕ и о НАШЕЙ ОБЩЕНАРОДНОЙ ТРУСОСТИ, - от Вождя до рядового гражданина. И ТРУСОСТЬ эта, – если, конечно, верить Городецкому, – ОСНОВНАЯ ЧЕРТА НАШЕГО НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА! Не верите – возьмите книгу и прочтите сами! Даю ссылку на электронные варианты в Интернете: http:/www.scepsis.ru/library/id_440.html Городецкий Г. Миф "Ледокола". Накануне войны. - М.: Прогресс-Академия, 1995. http://militera.lib.ru/research/gorodetsky_g/index.html Городецкий Г. Роковой самообман: Сталин и нападение Германии на Советский Союз / Пер. с англ. Л.Ю. Столяровой - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2001. А генералы все поют: “Вы сделали за нас то, что мы не смогли сделать. Очень, очень сильно”. И слышится мне в этом сладкоголосом восхвалении еще один голос, с прусским акцентом: “Гут, Габриэль, зер гут!”. Присмотрелся и ба! – кого я вижу! Сам доктор Геббельс, собственной персоной пожаловал на презентацию и довольно улыбается. Ну что с этих славян взять, как были унтерменшами, так ими и остались! Их трусами публично обзывают, а они радуются и испытывают при этом чувство глубокого удовлетворения! Группа экспертов во главе с доктором исторических наук, полковником А. Мерцаловым тут же объявила Городецкого ученым, правда в Российскую академию наук принять все-таки постеснялись. Но смешнее всего поступил центральный орган Министерства обороны России газета “Красная звезда” – полковник Юрий Рубцов объявил Городецкого не просто исследователем, но СВИДЕТЕЛЕМ событий. Так и написал: “Городецкий свидетельствует – к июню 1941 года ни механизированные войска Красной Армии, ни ее Военно-воздушные силы не находились в состоянии готовности” (“Красная звезда”, 14 марта 1994 г.). Если мне не изменяет память, то в русском языке СВИДЕТЕЛЕМ называется лицо, которое лично присутствовало при каком-то событии. Интересно, какую должность в Генштабе РККА занимал Городецкий? Наверное, Генерального инспектора. Ринулся искать в справочниках… Не было такой должности. И фамилия Городецкий в списках руководящего состава РККА не значится. Генерал армии М.А. Гареев как-то публично признал, что в Германии вылито меньше грязи на Гитлера и его армию, чем в СССР на Красную Армию. А кто это допустил? Вопрос риторический! Не оправдал Городецкий возлагавшихся на него надежд, не оправдал! Книги Суворова по всему СНГ читают, издательства все время дополнительные тиражи выпускают, да и пиратство процветает – спрос рождает предложение. А на супер-книгу Городецкого, увы, спроса нет. Тут, совсем некстати, по книге “Ледокол” создали 18-ти серийный (!) телевизионный фильм “Последний миф”. И не только показали на широчайшую зрительскую аудиторию СНГ, но и запустили в продажу его кассетный вариант. Надо было что-то делать! Попробовали советские пропагандисты запустить в широкие читательские массы версию, согласно которой писателя Виктора Суворова в природе не существует и тексты под этим именем пишут спецы из Британской разведки. Но народ на дезу “не повелся”. А, вообще, что собственно это меняет – Суворов пишет или это коллективный псевдоним СИС? Возьмем, например, всемирно известного британского писателя шпионских романов Джона Ле Карре. Так ведь не существует в природе такого человека! Под этим псевдонимом пишет британский разведчик и писатель Дэвид Джон Мур Корнуэлл. И что это меняет в восприятии его книг? Ровным счетом, ни-че-го! Могу другой пример привести: Оруэлл, автор романа “1984”. Известнейший писатель, но физически-то не существовал человек с этим именем! В маленьком ресторанчике, на 9 мая, встретились несколько бывших офицеров. Накрыли полянку, после нескольких рюмок пошли воспоминания… – Ребята, – начал С., – наш-то Иудушка расписался за бугром. В Мюнхене в книжном магазине на витрине видел его “Ледокол”. – Какие будут предложения? – спросил председательствующий. – Он опозорил все наше суворовское братство. Его, ублюдка, убить мало. Он подонок и предатель. Говорят, раньше в КГБ было специальное подразделение, которое расправлялось с предателями, где бы они не находились, – сказал С., и, помолчав, добавил, – даже пословица была такая: “Рука правосудия длиннее ног предателя”. – Не те нынче времена, – грустно вздохнули все. Выпили по рюмке, помолчали. – Я слышал, что с ним кто-то из нашей конторы уже встречался. Мне рассказывали, где-то в Лондоне нажрались как свиньи, распустили нюни и по пьянке отпустили ему все грехи, – продолжил С. Кто-то вспомнил, ни к селу ни к городу, недавно прочтенную книжку Любимова “Декамерон шпионов” и в сердцах обозвал англичан, покровителей Резуна, педерастами. В конце туннеля забрезжил свет… – А давайте мы выставим Резуна педерастом! Влюбился мол, как Вассалл, например. И вербанули его на этом англичане. – Не пойдет, – возразил К. – во-первых, у него жена и двое детей, а во-вторых – какого черта он сбежал? Помолчали, выпили еще по рюмке. И тут К. осенило: “Друзья, а если использовать как мотивацию предательства Резуна его повышенный бионегатив!” – А что это такое? – поинтересовались С., В. и А. – Под этим словом, – начал К. – я имею в виду сумму негативных качеств, унаследованных или приобретенных человеком, которые могут быть использованы разведкой в качестве компромата при вербовке разрабатываемого. Это различные патологии, шизофрения, отклонения в психике, наследственные болезни. – Да, это область мало исследованного. Пытались в этом разобраться Ломброзо, Фрейд, Ноймайр, Лангер. Правда последние больше по диктаторам специализировались. – Основным мотивом необходимо выставить гомосексуальные наклонности Резуна, но сделать это надо тонко. Он, якобы, не чистый педераст, а – бисексуал. Исходя из этого, вполне правдоподобно выглядит наличие у него семьи (жены и детей). Но, кроме того, он труслив, меркантилен и жаден. Вот этот суммарный бионегатив и даст нам возможность объяснить его вербовку англичанами. – Толково! А как объяснить его побег? – Влюбился! Партнер очень сильным мужчиной оказался, в сексуальном плане, вот Резун и потерял рассудок от страсти, сбежал с любимым. – Хм, а жену и детей зачем с собой прихватил? В Англии-то ему скрывать свою ориентацию незачем. – Потом что-нибудь придумаем… – Надо еще англичан покруче обгадить! На том и порешили. Допили водку и разошлись. “Жизнь шпиона не может быть задокументирована”, – утверждали британские исследователи, пытаясь рассказать о жизни и деятельности Рихарда Зорге (Дикин Ф., Стори Г., 1996). “Буржуазные предрассудки”, – возразил Кадетов и приступил к жизнеописанию Владимира-Виктора Резуна-Суворова. Поединок В этот день Он проснулся намного раньше, чем обычно. Несколько минут полежал, словно прислушиваясь к чему-то, затем встал, бесшумно сделал зарядку. Прошел на кухню и заварил кофе. Ложечка армянского коньяка придала неповторимый вкус напитку. Он смотрел на ночную Москву, но мысленно был на берегах Темзы. Последний глоток кофе и Он вернулся в свой кабинет, который одновременно служил ему и спальней. Полученное задания гласило: написать книгу-легенду о Резуне-Суворове и мотивах его предательства. Он сел за стол, открыл толстый пакет с документами и долго рассматривал фотографии Резуна, затем углубился в изучение послужного списка. Сценарий будущей книги был прост. На основе личного дела и собранных материалов доказать, что в основе предательства Резуна лежала гомосексуальная ориентированность плюс суммарный бионегатив: трусость, меркантильность и жадность. Дополнительно требовалось обгадить англичан - сотрудничают с бывшими нацистами (Абвер, гестапо); дают политическое убежище всякой сволочи типа Резуна, Гордиевского, Литвиненко. Также было разрешено в негативном плане показать Изотова, но категорически запрещено трогать ЦРУ и Полякова. Кроме того, необходимо было убедить широкую общественность в том, что книги пишет не сам Суворов, а специально созданные СИС творческие коллективы из разведчиков, контрразведчиков и литераторов на содержании. И, наконец, сделать Резуну вербовочное предложение: Вернись Володенька, покайся, - мол Бес меня, в лице СИС, попутал «Аквариум» с «Ледоколом» на себя взять, - и отрекись от ереси своей антисоветской! Тогда простится тебе все содеянное! Он откинулся в кресле и встретился глазами с Дзержинским, фотографией на белой стене. Ему показалось, что «железный Феликс» смотрит на него укоризненно: «Авгиевы конюшни нельзя чистить в белых перчатках. Кто считает, что в Чека можно работать в белых перчатках, тот не понимает ничего…» (Гладков Т.К., Смирнов М.А., 1969). Тут же в памяти всплыло и высказывание одного из руководителей контрразведки КГБ: «…на то мы и чекисты, чтобы чистыми руками иногда выполнять грязные задачи во имя коммунистических идеалов» (Любимов М.П., 1998). В душе растаяли последние сомнения, и Он твердой рукой вывел на обложке голубой папки: Александр Кадетов Как Виктор Суворов предавал «Аквариум» * * * Над Темзой вставал туманный рассвет. Виктор проснулся как обычно, тихо, чтобы не разбудить Татьяну, встал и прошел на кухню. Мишка и Гришка встретили его тихим приветствием - Мяу. Себе – традиционный утренний чай, котам – любимый завтрак, и в кабинет. Начинался новый трудовой день. Виктор взял пустой железный ящик и на этикетке написал: Виктор Суворов Тень победы * * * Нужно врать, как дьявол. Не робко, не раз, а смело и всегда. Вольтер Чем больше ложь, тем в нее больше верят, тем она действует сильнее. Йозеф Геббельс В деле критики книг Виктора Суворова используются разные методы. Были попытки создать работы, как бы полностью научно опровергающие их. Были попытки создания работ, в которых пытались как бы подвергнуть мощной критике отдельные вопросы, поднимаемые в книгах В. Суворова. Затем антирезунисты взяли на вооружение творческий метод «перехода на личности». Говоря о Викторе Суворове, я не собираюсь делать анализа произведений, написанных им или его оппонентами, а также приводить доказательства истинности или ложности фактов, на которых построен «Ледокол» или его опровержения. В рамках данной статьи я рассматриваю только варианты и механизм использования спецслужбами нетрадиционной сексуальной ориентации. В том числе и как средство дискредитации личности, используя в качестве примеров А. Гитлера и В. Резуна. В детстве Владимира Резуна ничего порочного Кадетов найти не смог. Советская военная семья, стойко переносившая все тяготы и невзгоды жизни. Отец-фронтовик, мать-труженица. Поскольку отец мечтал о военной карьере сыновей, то Владимир был отдан в суворовское училище. И именно здесь Кадетов начинает плести секс-интригу… «…Последние два года пребывания в училище стали для Резуна самыми трудными и мучительными. Воронежское суворовское училище расформировали в 1963 году, и суворовцы переехали доучиваться в Калинин… Появились другие, более жестокие ребята, которые оказали на Резуна самое негативное влияние. Высокий, красивый, сильный, с явно выраженными садистскими наклонностями, К. любил поиздеваться над слабыми, наслаждаясь своей силой. После отбоя он перебирался к Резуну в кровать, сжимал его в своих объятиях крепкими мускулистыми руками, целовал его пухлые девичьи губы, заставлял Владимира отвечать на ласки». (С. 64-66) Знаешь ли ты, читатель, что из себя представляет спальное помещение роты? Это большой прямоугольный зал, в котором размещено несколько десятков (в зависимости от количества курсантов в роте) кроватей. Кровати стоят длинными рядами, по две вместе, аккуратно заправленные одеялами. Между каждой парой кроватей – проход. В проходе, у изголовья, личные тумбочки. В ногах табуретки, на которые после отбоя аккуратно складывается обмундирование. Внутренний распорядок строг, ведь дисциплинированность должна быть в крови у будущих офицеров. Вечерняя прогулка (с посещением туалета), вечерняя проверка и отбой. По команде «Отбой!» нужно быстро раздеться, аккуратно сложить обмундирование на табуретку, лечь в постель и укрыться одеялом! Разговоры и хождения после команды «Отбой» запрещены. Нарушителя ждет наряд вне очереди или лишение очередного увольнения в город. За соблюдением порядка следит дежурный по роте. А над дежурным по роте стоят дежурный воспитатель и дежурный по подразделению. И все они обязаны проконтролировать, чтобы все курсанты после отбоя были в своих постелях! А если кого-то нет, то это ЧП. Отсутствие в казарме после отбоя считается самовольной отлучкой, со всеми вытекающими последствиями. Есть еще и дежурный по училищу со своими помощниками, которые контролируют всех нижестоящих дежурных. И если один курсант лег в постель к другому, то не только они оба будут наказаны, но и соответствующие дежурные. Этим вопросом немедленно займутся командир роты и замполит. В училище вызовут родителей. К педерастии в те времена отношение было очень строгое. Кстати, а чем занимался дежурный по роте в то время, когда некий К. целовался с неким Р.? А чем занимались курсанты, которые лежали на соседних кроватях? А чем занимались остальные курсанты под звук поцелуев и возбужденного шепота К.? Фантазировать не буду, поскольку сдается мне, что оболгал Кадетов здесь и Резуна и всю Шестую роту Калининского СВУ. В 1965 году Владимир Резун закончил обучение в суворовском училище и по разнарядке Киевского высшего общевойскового командного училища отправился к новому месту службы. В КВОКУ Резун попал в суворовскую роту. Из ста курсантов девяносто пять были суворовцами из разных училищ. Через несколько дней приняли присягу и потекли учебные будни… Не рискнул Кадетов бросить тень на КВОКУ и на время оставил «голубизну» в покое. Даже отметил, что «на третьем году обучения к Резуну пришла первая любовь». (С.76). Но что-то не сложилось у Владимира с Оксаной и, как сказал русский поэт, «любовная лодка разбилась о быт»… В 1968 году В. Резун успешно закончил училище, получил звание лейтенант и был направлен в распоряжение Прикарпатского военного округа в город Львов. Екатерина, брошенная любовь В конце марта 1969 года встретились двое. Ее звали Катя и училась она в Садгорской школе-интернате, а его звали Володя и был он 22-летним лейтенантом, проходившим службу в Прикарпатском военном округе, 1-й батальон 145-го гвардейского Будапештского учебного мотострелкового полка. Нельзя сказать, чтобы лейтенантик поразил девушку своим видом. Невысокий, да и лицом не красавец. Но стоило ему заговорить, и он сразу очаровал молоденькую провинциалку. В нем чувствовался шарм, нестандартность и интеллект. А встретились они на квартире Катиного дяди, у которого квартировал Володя. Катя забежала к дяде после занятий, под рукой держала учебник истории. Познакомились… Катя сказала, что заканчивает 10-й класс. Тут Володя и выдал: «Что это у тебя? История? Ты ее не очень-то учи. Наша история для не умных людей. А мы с тобой умные. Ты же будешь поступать в институт. Учи химию, физику, немецкий. Я тебе помогу. А история в твоей книге – это чушь. СССР – самая миролюбивая страна?! Она же самая агрессивная, у нее самая большая армия. А народ – нищий. Потому что только 18 процентов национального дохода идет на народ, а остальное на армию и вооружение». Как ты уже догадался, читатель, Володя – это Владимир Резун. А как он с Катей познакомился, и какая у них любовь была, мне Катя рассказала. И не только мне одному, но и читателям черновицкой газеты «Час 2000» (28 июля 2000 г., № 31). Так вот, Катя свидетельствует, что в те времена Владимир на всех встречах с ней говорил о милитаристской сущности СССР. И хотя его слова не вязались с текстами в учебниках, ей хотелось его слушать! Ее дядя Илья, тоже очень любил слушать рассуждения Владимира. Но всегда, по окончанию импровизированной лекции, предупреждал: «Ты далеко, парень, пойдешь. Но у тебя такой разгон, что можешь не успеть затормозить, и очутишься там, где белые медведи по льду катаются». Повезло Резуну на порядочных людей, не нашлось среди них агента КГБ, который бы его антисоветские беседы соответствующим образом задокументировал и оперативнику доложил. Иначе получил бы он срок за «антисоветскую пропаганду и агитацию» и отправился в один из мордовских лагерей. Там продолжил бы свои разговоры с Черноволом, Шевченко, Лукьяненко, Стусом, Марченко и другими украинскими диссидентами. Они встречались уже около года… Владимир безумно любил армию, ходил только в военной форме. У него даже гражданского костюма не было. Их отношения застыли на разговорах о танках, БТР-ах, Сталине и Гитлере. Иногда он нежно брал ее за руку, молча смотрел в глаза. В начале 1970-го года в разговоры с Катей о войне, оружии и армии начали вклиниваться интимные мотивы. Его долгая сдержанность вполне объяснима. Катя была несовершеннолетняя, а он – офицер Советской Армии. И вступи он с ней в интимные отношения, и узнай об этом командование части, где он служил – последствия для него были бы плачевны. Но жизнь берет свое… Однажды случилось то, что должно было случиться. Конечно, он был неумел и грубоват, точнее груб в страсти, но в военных училищах СССР не учат обращению с женщинами в постели. Владимир сказал, что они будут вместе, и Катя ему поверила. В то время она училась на вечернем отделении факультета иностранных языков Черновицкого университета, а он готовился продолжать военное образование в Военно-дипломатической академии. В середине 1970-го года Владимир ездил на собеседование во Львов. Рассказывал потом Кате, что зачислен в Академию и снова повторил: «Мы будем вместе!» Последний раз Катя видела Владимира Резуна 10 октября 1970 года. «Мы будем вместе», - сказал он и… исчез, навсегда. Года через три Катя написала письмо его родителям. Ответ пришел сразу. Мать Владимира писала, что Владимир хотел жениться, подавал документы, но ему не разрешили соответствующие «органы». Возможно, дело было в Катиных родственниках (дед раскулачен, отец был в плену…). Сообщила также, что Владимир женился, и его направляют работать за границу. Просила оставить все как есть. Жизнь у Кати не удалась… Но, до сих пор она считает, что если бы Владимир на ней женился, то непременно стал бы генералом. Талантлив он был и до фанатизма любил армию. «Голубые» в ГРУ Служба во Львове… Резун отлично зарекомендовал себя на должности командира танкового взвода и осенью был назначен в разведотдел армии. «… Началась совершенно новая служба, которая повлияла на карьеру, определила всю дальнейшую его жизнь. Мурашки пробегали по его спине, когда он вспоминал своего начальника в разведотделе армии, который снился потом ему по ночам в течение многих лет. Резун вскакивал с постели, ощупывал себя и, убедившись, что это просто кошмарный сон, успокаивался и ложился. Но ему снова и снова снилось, что звонит телефон и пьяный голос в трубке требует немедленно зайти. Резун преодолевая липкий страх, поднимается по пустой лестнице в кабинет. Начальник вынимает из сейфа бутылку водки. Наливает. Приказывает: «Пей!» «Я не хочу», - робко возражает Резун. «Пей! Я тебе говорю!» Давясь Владимир пьет. «Я тебя сделаю человеком. Будешь работать в ГРУ. Офицер разведки должен уметь пить, и много пить. Я тебя научу и сделаю настоящим разведчиком». Резун пьет через силу, подчиняясь начальнику. Быстро хмелеет. Начальник подходит к размякшему Резуну. Глаза у него наливаются кровью, как у разъяренного быка. Мутными глазами смотрит он на свою жертву и, шевеля пьяными непослушными губами, говорит: «Ты что, правда, во всем этом не находишь наслаждения или только притворяешься?» «Не нахожу», - слабым голосом отвечает Резун. «Жаль, надо искать и находить наслаждение и удовольствие в муках и страданиях. Это - высшая стадия наслаждения. Она доступна только сильным, сверхчеловекам. Ты еще молод. Не понимаешь. С годами поймешь. На¬слаждение, когда тебе подчиняются другие люди. Ты должен стремиться к этому. Я научу тебя это понимать. Ты будешь мне благодарен до гробовой доски, мальчик. Прожить на этом свете можно, только перегрызая глотки другим. Если этого не сделаешь, перегрызут глотку тебе. А теперь иди». Резун сам принадлежал к тому же племени извра¬щенцев» (С.106-107) Да, хорош начальник разведки армии полковник Кривцов! Законченный алкоголик, ницшеанец и педераст! Возникает масса вопросов к Кадетову: «Неужели никто не ведает о порочных склонностях Кривцова? А с кем он, простите, сожительствовал до появления Резуна в разведотделе? А чем занимается Политотдел армии? А чем занимаются доблестные особисты? Старший офицер еле шевелит пьяными губами, от него за версту несет водкой, и никто ничего не видит, никто ничего не знает? НЕ ВЕРЮ, как говорил Станиславский, НЕ ВЕРЮ! «Голубые» в СИС А Кадетов все плетет секс-интригу. Теперь уже в Женеву переместился. Описанию сцены в служебном кабинете Фурлонга позавидовал бы сам Ги де Мопассан: «От прикосновения Фурлонга по тему Резуна пробежала дрожь, словно его ударило током. Он почувствовал такое искушение, устоять перед которым у него не было никаких сил. А дальше все пошло так, как всегда. Его, как наркомана к дозе, потянуло к Фурлонгу…» (С.189). Но оказывается «болезнью аристократов» страдает не только Фурлонг, но и сам генеральный директор СИС! И за педерастию, несмотря на несомненные заслуги и авторитет, изгнала его Маргарет Тэтчер в 1979 году с высокого поста (С.231-232). Для многих отставка «мистера СИ» осталась тайной, но только не для Кадетова, разумеется. Дальше с Резуном все было банально, как принято в спецслужбах, – операцию вербовки утвердили, на компромате вербанули, затем шантажировали и вывезли в Англию. И тут, надо сказать, сильно повезло Владимиру Резуну, что он меркантильным и трусливым оказался. «Ведь убийства и истязания ст
Обсуждение
comments powered by HyperComments
Наверх