Досье личности

Ценность: 7.483 (29)

Симпатия: 6.241 (29)

дата обновления - 2016-06-12

просмотров - 45

СТАЛИН Иосиф Виссарионович

Другое имя: Джугашвили Иосиф Виссарионович – наст. фам.; Коба – прозвище

Имя латиницей: Stalin Iosif Vissarionovich

Пол: мужской

Дата рождения: 21.12.1879

Место рождения: деревня Гори, Грузия

Дата смерти: 05.03.1953 Возраст (73)

Место смерти: Москва, Россия

Знак зодиака: Стрелец

По восточному: Кот

География: ГРУЗИЯ, РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ, РОССИЯ, СССР.

Ключевые слова: автор, армия, власть, вождь, война, генералиссимус, диктатор, идеолог, инсульт, ЛИЧНОСТИ журнал, маршал, освободитель, основатель, политика, полководец, правитель, революционер, реформатор, террор, управление.

Ключевой год: 1922

Иосиф Виссарионович СТАЛИН

российский государственный и партийный деятель, Герой Социалистического Труда (1939), Герой Советского Союза (1945), Маршал Советского Союза (1943), Генералиссимус Советского Союза (1945). Из семьи сапожника. После окончания Горийского духовного училища (1894) учился в Тифлисской духовной семинарии (в 1899 исключен). В 1898 г. вступил в грузинскую социал-демократическую организацию «Месаме-даси». В 1902-1913 гг. шесть раз подвергался арестам, ссылкам, четыре раза бежал из мест ссылок. После 1903 г. примкнул к большевикам. В 1906-1907 гг. руководил проведением экспроприаций в Закавказье. В 1907 г. один из организаторов и руководителей Бакинского комитета РСДРП. Ревностный сторонник В. И. Ленина, по инициативе которого в 1912 г. кооптирован в ЦК и Русское бюро ЦК РСДРП. В 1917 г. член редколлегии газеты «Правда», Политбюро ЦК большевиков, Военно-революционного центра. В 1917-1922 гг. нарком по делам национальностей, одновременно в 1919-1922 гг. нарком государственного контроля, РКИ, с 1918 г. член РВСР. В 1922-1953 гг. генеральный секретарь ЦК партии. В 20-х гг. в ходе борьбы за лидерство в партии и государстве, используя партийный аппарат и политические интриги, возглавил партию. Проводил форсированную индустриализацию страны и насильственную коллективизацию. В конце 30-х гг. уничтожил реальных и предполагаемых политических соперников, инициатор массового террора. С 1941 г. председатель СНК (СМ) СССР, в годы войны председатель ГКО, нарком обороны, Верховный главнокомандующий. В годы войны один из создателей антигитлеровской коалиции; после окончания войны способствовал гонке вооружений и началу «холодной войны». На 20-м съезде коммунистической партии Советского союза (1956) Н. С. Хрущев подверг резкой критике т. н. культ личности и деятельность Сталина.

Афоризмы (2)
Медиа (37)

Иосиф Виссарионович СТАЛИН в журнале «Личности»:

ИОСИФ СТАЛИН: СУДЬБА ЭПОХИ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ИСТОРИЧЕСКИЙ МАЯТНИК

Личности 39/2011
Осудить Сталина легче, нежели оценить, заклеймить проще, чем понять его задачи в конкретных исторических условиях. Удобнее думать, что диктаторы появляются вследствие личной, а не общественной патологии, однако диктатура это не только сила Одного, это еще и слабость Многих Он прагматик, призванный социальными обстоятельствами безлично и бесчеловечно выполнить свою историческую миссию... Или Великий Инквизитор, бесконечно одинокий в своей свободе никем не дорожить и ни перед кем не держать ответа... Образ его расщеплен на атомы печатных и устных клише, давно укоренившихся в постсоветском общественном сознании. Одни все еще томятся по его сильной… Читать далее

ИОСИФ СТАЛИН: СУДЬБА ЭПОХИ ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОДИНОЧЕСТВО ВЛАСТИ

Личности 40/2011
В своей эпохе Сталин объединил идею Маркса, полагавшего, что человека созидает его среда, с приемами Ивана Грозного, убежденного, что смерть метод Творца. Так состоялся исторический парадокс: одна из самых жестоких форм власти породила одну из самых светлых общностей советский народ Он был немолод и не очень красив: низкорослый, сухой, с малоподвижной левой рукой следствие давней травмы, с лицом, испещренным оспинами, и колким взглядом, выдающим жесткий характер. В Иосифе Джугашвили не было ни статности, ни мужественности, ни величия его будущих плакатных двойников. Однако, судя по всему, юная Надя Аллилуева искренне полюбила… Читать далее

Иосиф Виссарионович СТАЛИН в книгах:

Иосиф Виссарионович СТАЛИН в фотографиях:

Связи (105)
Источники (12)
Факты (6 )

18.10.2014 Мартыненко Ольга

Товарищ Сталин обладал специфическим чувством юмора, специфическим, но очень остроумным. Иногда свои решения и умозаключения он озвучивал с юмором, но тем, кому он это говорил было далеко не до смеха.

1. При разработке автомобиля «Победа» планировалось, что название машины будет «Родина». Узнав об этом, Сталин иронически спросил: «Ну и почем у нас будет Родина?» Название автомобиля сразу изменили.

2. Из воспоминаний одного из охранников Сталина А. Рыбина. В поездках Сталина часто сопровождал охранник Туков. Он сидел на переднем сиденье рядом с шофером и имел обыкновение в пути засыпать. Кто-то из членов Политбюро, ехавший со Сталиным на заднем сиденье, заметил:
– Товарищ Сталин, я не пойму, кто из вас кого охраняет?
– Это что, – ответил Иосиф Виссарионович, – он еще мне свой пистолет в плащ сунул – возьмите, мол, на всякий случай!

3. Однажды Сталину доложили, что у маршала Рокоссовского появилась любовница и это – известная красавица-актриса Валентина Серова. И, мол, что с ними теперь делать будем? Сталин вынул изо рта трубку, чуть подумал и сказал:
– Что будем, что будем… завидовать будем!

4. Сталин ходил с Первым секретарем ЦК Грузии А. И. Мгеладзе по аллеям кунцевской дачи и угощал его лимонами, которые вырастил сам в своем лимоннике:
– Попробуйте, здесь, под Москвой, выросли! И так несколько раз, между разговорами на другие темы:
– Попробуйте, хорошие лимоны! Наконец собеседника осенило:
– Товарищ Сталин, я вам обещаю, что через семь лет Грузия обеспечит страну лимонами, и мы не будем ввозить их из-за границы.
– Слава Богу, догадался! – сказал Сталин.

5. Конструктор артиллерийских систем В. Г. Грабин рассказывал мне, как в канун 1942 года его пригласил Сталин и сказал:
– Ваша пушка спасла Россию. Вы что хотите – Героя Социалистического Труда или Сталинскую премию?
– Мне все равно, товарищ Сталин.
Дали и то, и другое.

6. Во время войны войска под командованием Баграмяна первыми вышли к Балтике. Чтобы преподнести это событие по пафоснее, армянский генерал лично налил в бутылку воды из Балтийского моря и велел своему адъютанту лететь с этой бутылкой в Москву к Сталину. Тот и полетел. Но пока он летел, немцы контратаковали и отбросили Баграмяна от балтийского побережья. К моменту прилета адъютанта в Москве об этом были уже осведомлены, а сам адьютант не знал – в самолете радио не было. И вот гордый адъютант входит в кабинет Сталина и пафосно провозглашает: – Товарищ Сталин, генерал Баграмян посылает Вам воду Балтики! Сталин берет бутылку, несколько секунд вертит ее в руках, после чего отдает обратно адъютанту и произносит: – Отдай обратно Баграмяну, скажи, пусть выльет там, где взял.

7. В 1939 году смотрели «Поезд идет на восток». Фильм – не ахти какой: едет поезд, останавливается…
– Какая это станция? – спросил Сталин.
– Демьяновка.
– Вот здесь я и сойду, – сказал Сталин и вышел из зала.

8. Обсуждалась кандидатура на пост министра угольной промышленности.
Предложили директора одной из шахт Засядько. Кто-то возразил:
– Все хорошо, но он злоупотребляет спиртными напитками!
– Пригласите его ко мне, – сказал Сталин. Пришел Засядько. Сталин стал с ним беседовать и предложил выпить.
– С удовольствием,– сказал Засядько, налил стакан водки: – За ваше здоровье, товарищ Сталин! – выпил и продолжил разговор.
Сталин чуть отхлебнул и, внимательно наблюдая, предложил по второй. Засядько – хлобысь второй стакан, и ни в одном глазу. Сталин предложил по третьей, но его собеседник отодвинул свой стакан в сторону и сказал:
– Засядько меру знает.
Поговорили. На заседании Политбюро, когда снова встал вопрос о кандидатуре министра, и снова было заявлено о злоупотреблении спиртным предлагаемым кандидатом, Сталин, прохаживаясь с трубкой, сказал:
– Засядько меру знает!
И много лет Засядько возглавлял нашу угольную промышленность…

9. Один генерал-полковник докладывал Сталину о положении дел. Верховный главнокомандующий выглядел очень довольным и дважды одобрительно кивнул. Окончив доклад, военачальник замялся. Сталин спросил: «Вы хотите еще что-нибудь сказать?»
«Да, у меня личный вопрос. В Германии я отобрал кое-какие интересующие меня вещи, но на контрольном пункте их задержали. Если можно, я просил бы вернуть их мне».
«Это можно. Напишите рапорт, я наложу резолюцию».
Генерал-полковник вытащил из кармана заранее заготовленный рапорт. Сталин наложил резолюцию. Проситель начал горячо благодарить.
«Не стоит благодарности», – заметил Сталин.
Прочитав написанную на рапорте резолюцию: «Вернуть полковнику его барахло. И.Сталин», генерал обратился к Верховному: «Тут описка, товарищ Сталин. Я не полковник, а генерал-полковник».
«Нет, тут все правильно, товарищ полковник», – ответил Сталин.

10. Адмирал И.Исаков с 1938 года был заместителем наркома Военно-Морского флота. Однажды в 1946 году ему позвонил Сталин и сказал, что есть мнение назначить его начальником Главного Морского штаба, в том году переименованного в Главный штаб ВМФ.
Исаков ответил: «Товарищ Сталин, должен вам доложить, что у меня серьезный недостаток: ампутирована одна нога».
«Это единственный недостаток, о котором вы считаете необходимым доложить?» – последовал вопрос.
«Да», – подтвердил адмирал.
«У нас раньше был начальник штаба без головы. Ничего, работал. У вас только ноги нет – это не страшно», – заключил Сталин.

11. После войны Сталин узнал, что профессор К. «отгрохал» под Москвой дорогую дачу. Он вызвал его к себе и спросил: «Это правда, что вы построили себе дачу за столько-то тысяч?!» – «Правда, товарищ Сталин», – ответствовал профессор. «Большое вам спасибо от детского дома, которому вы подарили эту дачу», – сказал Сталин и отправил его преподавать в Новосибирск.

12. Осенью 1936 года на Западе распространился слух о том, что от тяжелой болезни скончался Иосиф Сталин. Чарльз Ниттер, корреспондент информационного агентства Ассошиэйтед Пресс, решил получить информацию из самого достоверного источника. Он отправился в Кремль, где передал для Сталина письмо, в котором просил: подтвердить или опровергнуть этот слух.
Сталин ответил журналисту немедленно: «Милостивый государь! Насколько мне известно из сообщений иностранной прессы, я давно уже оставил сей грешный мир и переселился на тот свет. Так как к сообщениям иностранной прессы нельзя не относиться с доверием, если вы не хотите быть вычеркнутым из списка цивилизованных людей, то прошу верить этим сообщениям и не нарушать моего покоя в тишине потустороннего мира.
26 октября 1936. С уважением И.Сталин».

13. Как-то иностранные корреспонденты спросили Сталина:
– Почему на гербе Армении изображена гора Арарат, ведь она не находится на территории Армении?
Сталин ответил:
– На гербе Турции изображен полумесяц, а ведь он тоже не находится на территории Турции.

14. Наркома сельского хозяйства Украины вызвали на Политбюро, Он спросил:
– Как я должен докладывать: коротко или подробно?
– Как хотите, можете коротко, можете подробно, но регламент три минуты, – ответил Сталин.

15. В Большом Театре готовили новую постановку оперы Глинки «Иван Сусанин». Послушали члены комиссии во главе с председателем Большаковым и решили, что надо снять финал «Славься, русский народ!»: церковность, патриархальщина…
Доложили Сталину.
«А мы поступим по другому: финал оставим, а Большакова снимем.»

16. Когда решали, что делать с немецким военным флотом, Сталин предложил поделить, а Черчиль внёс встречное предложение: «Затопить». Сталин отвечает: «Вот вы свою половину и топите».

17. Сталин приехал на спектакль в Худ. театр. Его встретил Станиславский и, протянув руку сказал: «Алексеев», называя свою настоящую фамилию.
«Джугашвили», – ответил Сталин, пожимая руку, и прошел к своему креслу.

18. Гарриман на Потсдамской конференции спросил у Сталина:
«После того, как немцы в 1941 году были в 18 км. от Москвы, наверное, вам сейчас приятно делить поверженный Берлин?»
«Царь Александр дошел до Парижа», ответил Сталин.

19. Сталин спросил у метеорологов, какой у них процент точности прогнозов.
– Сорок процентов, товарищ Сталин.
– А вы говорите наоборот, и тогда у вас будет шестьдесят процентов.

20. Во время войны Сталин поручил Байбакову открытие новых нефтяных месторождений. Когда Байбаков возразил, что это невозможно, Сталин ответил:
– Будет нефть, будет Байбаков, не будет нефти, не будет Байбакова!
Вскоре были открыты месторождения в Татарии и Башкирии.

21.02.2011

Верховный суд РФ отказался рассматривать иск внука Сталина Евгения Джугашвили о защите чести и достоинства к Государственной Думе, за возложение на советское руководство ответственности за расстрел польских военных в Катыни.

Напомним, что истец требовал 100 миллионов рублей с тех депутатов, которые голосовали за заявление «О Катынской трагедии и ее жертвах». В число ответчиков, с которых Евгений Джугашвили потребовал моральную компенсацию кроме Госдумы были включены президент России Дмитрий Медведев и глава правительства Владимир Путин.

Представитель Джугашвили, Леонид Жура, заявил, что «мы не хотим излишнего ажиотажа вокруг этого дела и поэтому решили ограничиться не слишком большой суммой требований». Как пишет «РАПСИ», после определения Верховного суда, вынесенного 25 января, Жура направил иск в Тверской суд. В случае удовлетворения иска средства пойдут «в фонд борьбы за честное имя Сталина», – сообщил представитель Джугашвили.

Иск к Госдуме был подан 10 декабря 2010 года, пишет «Лента.ру». Евгений Джугашвили ранее неоднократно проигрывал суды. Так, он безуспешно судился с Росархивом, обвиняя его в фальсификации документов, а также с радиостанцией «Эхо Москвы» и «Новой газетой». 

 

19.02.2011 Носовский Сергей Павлович

Сталин не проводил политику сближения с фашистской Германией. Но использовал возможности получать военно-промышленную технологию в обмен на сырье. Нельзя называть коллективизацию насильственной только одним словом. Антисоветская и партийная оппозиция использовала коллективизацию как метод свержения советского руководства. Сталину удалось обезвредить заговоры и перевороты против него. Нарком Ягода будучи участником заговора против Сталина провел массовые репрессии. На пленуме ЦК КПСС В 1952г Сталин предложил упразднить пост Генсека, а КПСС отделить от государственного управления. Предложения Сталина отложены. По приказу Хрущева или Берии отравили Сталина.

19.02.2011 Мартыненко Ольга

Сталин и «еврейский вопрос» В отношении антисемитизма Сталина существует огромное количество свидетельств и документов. А известный историк Жорес Медведев посвятил этому вопросу целое исследование [1]. В отличие от других, известный писатель Владимир Карпов считает, что Сталин не был антисемитом, а был последовательным борцом с сионизмом, что и пытается доказать в своем двухтомном труде «Генералиссимус» [2]. Но каким бы не считали Сталина, – антисемитом, зоологическим антисемитом или последовательным борцом с сионизмом, – ясно одно: евреев он не любил, но всегда умело использовал для достижения своих целей. Зачатки сталинского антисемитизма или, пожалуй, правильнее, антисемитской демагогии, обнаруживаются еще в 1907 году, когда он вспоминал в «Записках делегата», печатавшихся в маленькой подпольной газете, выпускавшейся под его руководством в Баку: «По этому поводу кто-то из большевиков заметил шутя (кажется, тов. Алексинский), что меньшевики – еврейская фракция, большевики – истинно русская, стало быть, не мешало бы нам, большевикам, устроить в партии погром» [3]. На фоне систематически происходивших в Российской империи еврейских погромов с многочисленными жертвами, «шутка» прозвучала довольно зловеще и провокационно. Я.М. Свердлов вместе с которым Сталин был в Туруханской ссылке, жаловался на антисемитизм Сталина, за который суд чести ссыльных вынес Сталину порицание. На антисемитизм Сталина указывал в 1913 г. и другой ссыльный – социалист-революционер Карганов. В 1913 году написанная Сталиным (с помощью Н.И. Бухарина) статья «Марксизм и национальный вопрос», первоначально опубликованная под названием «Национальный вопрос и социал-демократия» в журнале «Просвещение» (1913, №3–5), в значительной мере посвящена полемике с Бундом и обоснованию позиции большевиков в вопросе о «специфических правах еврейского народа». Сталин, как признанный знаток межнациональных отношений, сформулировал определение нации, согласно которому отсутствие одного из четырех признаков (язык, территория, экономическая жизнь и психический склад) лишает этническую общность права называться нацией. Признавая, что у евреев, имеющих общее происхождение, сохранилась общая религия и некоторые остатки национального характера, Сталин считал влияние этих факторов несопоставимым по силе с влиянием окружающей социально-экономической и культурной среды. Сталин целиком поддерживал ленинскую идею неизбежности и прогрессивности ассимиляции, которая должна привести к полному исчезновению евреев в странах высокоразвитого капитализма и, во всяком случае, при социализме. Ленин отредактировал статью Сталина и полностью ее одобрил. Он решительно возражал против предложения считать эту статью дискуссионной, не желая сдавать «ни на йоту принципиальной позиции против бундовской сволочи» [4]. Очень ценным источником об антисемитизме Сталина являются свидетельства его личного секретаря (с 9.8.1923) Бориса Бажанова, бежавшего 1 января 1928 года через персидскую границу на Запад: «О Сталине я все время узнаю новые детали. Как-то вдруг я узнаю, что Сталин – антисемит, что мне объясняет очень многое в следующие два года. Узнаю я об этом случайно. Мы стоим и разговариваем с Мехлисом (Мехлис – еврей). Выходит из своего кабинета Сталин и подходит к нам. Мехлис говорит: «Вот, товарищ Сталин, получено письмо от товарища Файвиловича. Товарищ Файвилович очень недоволен поведением ЦК. Он протестует, ставит ЦК на вид, требует, считает политику ЦК ошибочной» и т.д. (Надо пояснить: товарищ Файвилович – четвертый секретарь ЦК комсомола; давным-давно установлен порядок, что комсомол – подсобная организация для воспитания юношества в коммунистическом духе, но ее члены и руководители еще не члены партии и никакого права на обсуждение политических проблем партии не имеют – во всяком случае в рамках комсомола, – всякие попытки такого рода резко обрываются: куда лезете; вам еще рано; это дело еще не вашего ума). Сталин вспыхивает: «Что этот паршивый жидёнок себе воображает!» Тут же товарищ Сталин соображает, что он сказал что-то лишнее. Он поворачивается и уходит к себе в кабинет. Я смотрю на Мехлиса с любопытством: «Ну, как, Левка, проглотил?» – «Что? Что? – делает вид что удивляется, Мехлис. – В чем дело?» – «Как в чем? – говорю я. – Ты все ж таки еврей». – «Нет, – говорит Мехлис, – я не еврей, я – коммунист». Это удобная позиция. Она позволит Мехлису до конца его дней быть верным и преданным сталинцем, и оказывать Сталину незаменимые услуги. Меня все же интересует, каким образом Сталин, будучи антисемитом, обходится двумя секретарями-евреями, Мехлисом и Каннером. Я очень быстро выясняю, что они взяты в целях камуфляжа. Во время гражданской войны Сталин возглавлял на фронтах группу вольницы, ненавидевшей Троцкого, его заместителя Склянского и их сотрудников-евреев в Наркомвоене, что родило в партийной верхушке подозрения в сталинском антисемитизме. В последующем переходе к гражданской работе Сталин, чтобы рассеять эти подозрения, взял в свои ближайшие сотрудники Каннера и Мехлиса, сначала в свои сотрудники в Нар. Ком. Раб. Крест. Инспекции, номинальным руководителем которой Сталин был в 1921 – 1922 годах, а затем в свой секретариат в ЦК. В этом выборе ему никогда не пришлось раскаиваться. Каннер и Мехлис всегда были его преданными сотрудниками. Каннера он, впрочем, все же на всякий случай в 1937 году расстрелял – Каннер был его поверенным и исполнителем уж в слишком большом числе темных дел [5]. На январском пленуме ВКП(б) 1923 года Сталин выступил категорически против предложения Каменева о коллективном принятия членов ЕКП в ряды ВКП(б): «Я не против приема нескольких тысяч членов Еврейской коммунистической партии в Российскую коммунистическую партию большевиков. Но прием должен быть без нарушения устава – то есть индивидуальным. Все вновь поступающие, согласно уставу, должны представить рекомендации пяти членов нашей партии с пятилетним стажем. Я говорю об этом потому, что в программе Еврейской компартии записано: евреи – божья нация, призванная руководить всем международным рабочим движением. В ЕКП принимаются только евреи. Необходимо, чтобы вступающие в нашу партию и вся ЕКП на своем съезде отказались публично от сионистских задач своей программы» [6]. Троцкому, Зиновьеву и Каменеву все же удалось, используя решение Исполкома Коминтерна (проведенное Зиновьевым), протащить решение об объединении ЕКП с РКП(б) на базе ее устава и программы. 9 марта 1923 года в «Правде» очень мелким шрифтом в малозаметном месте за подписью секретаря ЦК В. Куйбышева было опубликовано постановление ЦК РКП(б) о вхождении ЕКП и ее отдельных членов в состав РКП(б). Ленин так и не узнал об этом решении. О нем вообще постарались быстро забыть, его нигде не упоминали потом, не включали в сборники партийных документов. Но Сталин ничего не забыл! Придет время и он предъявит кровавый счет своим оппонентам. И за авантюризм Троцкого-Зиновьева-Каменева заплатили жизнью не только они сами, но сотни тысяч евреев. Во время борьбы с левой оппозицией в партии Сталин не гнушался использовать антисемитскую демагогию (хотя и в замаскированной форме). Официальные агитаторы на партийных и общих собраниях внушали своей аудитории, незамысловатую, но действенную мысль, что во главе оппозиции стоят «три недовольных еврейских интеллигента» (Л. Троцкий – Бронштейн; Г. Зиновьев – Апфельбаум; Л. Каменев – Розенфельд). Антисемитские настроения Сталин не стеснялся демонстрировать перед своими союзниками по борьбе с левой оппозицией. По свидетельству старого социал-демократа Н. Валентинова (опубликовавшего этот факт в эмиграции), А. Рыков в разговоре с ним возмущался антисемитизмом Сталина, который заявлял: «Мы теперь всех жидов из Политбюро удалили». При всяком удобном случае Сталин всячески подчеркивал еврейство Троцкого в «доверительных» беседах не только со своими приверженцами, но и с оппозиционерами-неевреями (Г. Пятаковым, Е. Преображенским). В 1926 году травля оппозиции во многих местах приобрела определенно антисемитский характер, ставший особенно явным во второй половине 1927 г., в связи с подготовкой исключения оппозиционеров из партии и репрессий против них. Сам Сталин выступил с печатным заявлением, в котором утверждал: «мы (то есть большинство партии) боремся против Троцкого, Зиновьева и Каменева не потому, что они евреи, а потому, что они оппозиционеры». Троцкий впоследствии писал в своей книге «Сталин»: «Это сознательно двусмысленное заявление, направленное против «эксцессов» антисемитизма, в то же время совершенно преднамеренно питало его: «Не забывайте, что вожди оппозиции – евреи», – таков был смысл заявления Сталина, напечатанного во всех советских газетах». Разгон демонстрации оппозиционеров 7 ноября 1927 г. сопровождался выкриками «Бей жидов!», «Бей жидов-оппозиционеров!» [7] Одним из гениальнейших шагов Сталина по завуалированию своего антисемитизма было приближение к себе Лазаря Кагановича, который на XII съезде ВКП(б) [8] был избран кандидатом в члены ЦК и с этого момента стал бессменным членом ЦК (до июня 1957 г.) [9]. В середине 30-х годов Каганович достигает зенита могущества. Он – помощник генерального секретаря ЦК ВКП(б) Сталина, 2-й секретарь ЦК, член Политбюро (с 1930 г.) и Оргбюро ЦК, нарком путей сообщения (с 1935 г.) и председатель комиссии партийного контроля. В 1936 году заграничная еврейская пресса с восторгом публикует: «В издающейся в Варшаве на иудейском языке газете «Момент» В.П. Гольдберг, находящийся сейчас в поездке по Советскому Союзу, дает следующую характеристику Кагановича – заместителя Сталина (перевод составлен русским евреем». «Запомните это имя – Лазарь Моисеевич. Он великий человек – этот Лазарь Моисеевич. Он когда-нибудь может властвовать над страной царей. Лазарь Моисеевич – это Каганович, заместитель Сталина. Уезжает Сталин – он занимает его место. Когда Сталину исполнится 120 лет, то Лазарь Моисеевич будет Сталиным – он на 10 лет моложе Сталина. «Лазарь будет сталинским наследником, – так меня уверял один еврей, который является не более и не менее, как шурином Кагановича. Этот шурин и сам не кто-нибудь – он видный коммунист с довольно большим именем, хотя и не занимает высокого поста. Мимоходом тут же слышу от коммунистов: «Какой он умница, этот Лазарь Моисеевич, как он практичен, не скажет лишнего слова, и как он интеллигентен, и как прямо он идет по дороге Маркса, Ленина и Сталина». Так и я начинаю верить, что он настоящий кронпринц. Здесь выступает еще один момент – для практических целей большевики придерживаются квинтета, а именно: марксизм должен передаваться от одного великого человека к другому. Маркс получил марксизм от диалектики и передал его Энгельсу, Энгельс – Ленину, Ленин – Сталину, а теперь Сталин передает его Кагановичу. Да, да! Он уже его передает! Вот сейчас Сталин в отпуске, он принимает ванны в окрестностях Сочи и живет там в уединенной хатке в лесу. Когда Сталин отдыхает, то он отдыхает полностью и ни о чем не хочет знать. Кто же заменяет Сталина? Лазарь Моисеевич! Вот был парад военных аэропланов… Кто заменял Сталина на параде? Лазарь Моисеевич! Вот был конгресс писателей… Кто давал банкет в честь иностранных писателей во главе с Горьким? Опять-таки Лазарь Моисеевич. А вот был Лазарь Моисеевич в Одессе, так с ним носились не меньше, чем с самим Сталиным, и все в партийных сферах, без шуму, как это нравится Сталину. Каганович – выходец из Рыбны (маленькое местечко Киевской губернии). Если вы помните Шолом Алейхема, то вы знаете про Рыбну. Отец его был приказчиком у помещика в имении. Отец уже давно покойник. Мать умерла недавно, была простой еврейкой, которая ходила в синагогу молиться. Похоронили ее не на еврейском кладбище, а в Мариинском парке, где похоронены герои революции. Всего Кагановичей – 4 брата и 3 сестры. Из братьев один – Лазарь Моисеевич – секретарь ЦК и заместитель Сталина, второй Каганович является заместителем Орджоникидзе, третий – секретарь областного комитета партии в Нижнем Новгороде, теперь Горьком, четвертый заведует в Киеве блоком лавок, состоящем из 15 продовольственных лавок. Все три сестры замужем. Одна живет в Москве, две в Киеве. Лазарю Моисеевичу 43 года от роду. Его дочь, которой исполняется 21 год, теперешняя жена Сталина. Таковы семейные дела. В чем же величие Кагановича? Крупным ученым он, конечно, не является, хотя он вовсе не такой простак, каким его представляют. Правда, он был всего-навсего закройщиком, шьющим на машинке, но он экстерничал, учился и, главное, он знает Маркса, Энгельса и Ленина. Большим оратором его тоже нельзя назвать, хотя и говорит он не скверно, ясно, сильно и к делу. Он – хороший организатор, как Сталин, а главное – он служит как бы оплотом партии, а партия всегда права. На его совести нет уклонов ни вправо, ни влево. «Сталин – это Маркс», – так категорически заявил шурин Кагановича, а Каганович строго придерживается сталинской дороги. Когда выплыл украинский национализм (скрынниковская афера) и спохватились, что коммунистическая партия на Украине настроена шовинистически-украински и хочет даже отделиться от Москвы, то был послан Каганович перестроить партию, и он ее перестроил. Он умеет, он и в самые худшие годы был сотрудником Чеки. Он добр к евреям. Когда хотели закрыть рыбнинскую синагогу, то рыбнинские евреи прибежали к Кагановичу, и он дал им на три года возможность молиться в синанагоге. Видите, как хорошо иметь среди власть имущих свою руку» [10]. В этом панегирике смешано все: восхваления Сталину и Кагановичу, указание на то, что только Каганович является учеником и преемником Сталина во власти, намек на родство Кагановича (через дочь) со Сталиным; намек на то, что если у Розы родится ребенок, то естественно он будет евреем/еврейкой… Однако упоминаемая история с синагогой имеет другой сценарий и показывает насколько глобально и осторожно мыслил Сталин в «еврейском вопросе». Обратимся к свидетельству Абдурахмана Авторханова, видного политолога русского зарубежья, знающего эту историю из первоисточника: «В разгаре новой волны репрессий в одном из городов Украины Агитпроп обкома партии конфисковал у местной еврейской общины старинную синагогу и, сделав соответствующие перестройки, превратил ее в клуб «областного союза безбожников». Тогда группа верующих евреев обратилась с жалобой к председателю ЦИК СССР Калинину. Приемная Калинина переслала жалобу местному исполкому с указанием, что синагогу можно закрыть только с согласия верующих. Агитпроп обкома провел «голосование»: его представители (комсомольцы) ходили по квартирам еврейских семей с открытым листом, в котором стоял вопрос: желает ли данный гражданин, чтобы был открыт клуб для «просветительских целей» в этом районе? Ни в чем не сомневающиеся евреи без всякого принуждения дали свои подписи. «Волеизъявление» евреев было направлено назад Калинину, и тогда последовала санкция приемной Калинина, что синагогу можно превратить в клуб. Только после этого верующие поняли, что их обманули, и обратились с протестом в ЦК партии, лично к Кагановичу (видимо, и как к секретарю ЦК, и как к еврею). От имени верующих местный раввин писал, что его община готова уступить советской власти другую, маленькую синагогу, находящуюся в том же городе, но просит сохранить старую большую синагогу, которая рассматривается общиной не только как место отправления религиозного культа, но и как редкий архитектурный памятник религиозно-духовной жизни евреев России. Раздраженный личным обращением к себе, Каганович наложил на обращение раввина лаконичную резолюцию: «Закрыть обе синагоги». Бумага по принадлежности поступила в Агитпроп ЦК, к Стецкому. Стецкий, не менее раздраженный, чем Каганович, наложил на той же бумаге новую резолюцию, но иного содержания: «В архив», а местному агитпропу протелеграфировал: «Реставрировать на деньги обкома и немедленно вернуть общине головотяпами реквизированную синагогу». На имя Кагановича последовало благодарственное письмо того же раввина, не знавшего, конечно, в чем дело. Окончательно выведенный из равновесия «самоуправством» Стецкого, Каганович обратился к «арбитру» – к Сталину. Рассказывали, что Сталин очень быстро привел в чувство Кагановича. «Лазарь, – сказал ему Сталин, – ни один католик не может перещеголять папу, но неразумный папа может взбунтовать всех католиков мира. Мы не хотим бунта». При этом Сталин напомнил своему усердному помощнику «международное значение» безвестной еврейской общины где-то на юге страны. Старый Рузвельт пошел на посредничество в Портсмуте во время русско-японской войны в 1905 году лишь после согласия царя и его министра Витте умерить жар в антиеврейских погромах. Новый Рузвельт пойдет на признание СССР, если нью-йоркские евреи перестанут получать от нас тревожные вести, – такова была логика Сталина [11]. В 1931 году Сталин предпринимает еще один маскировочный маневр. «Ответ на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки Отвечаю на Ваш запрос. Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма. Антисемитизм выгоден эксплуататорам, как громоотвод, выводящий капитализм из-под удара трудящихся. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая их в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма. В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление, глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью. И. Сталин 12 января 1931 г.» [12] Ссылки и примечания: 1. Медведев Ж.А. Сталин и еврейская проблема. Новый анализ. — М.: «Права человека», 2003. 2. Карпов В.В. Генералиссимус. Историко-документальное издание. Книга первая. – М.: Вече, 2003.; Карпов В.В. Генералиссимус. Историко-документальное издание. Книга вторая. О войне после войны. Мужают не только в бою. – М.: Вече, 2003. 3. Сталин. Собр. Соч. Т. 2, Москва, 1936. С. 50-51. («Лондонский съезд Российской социал-демократической партии. Записки делегата»). 4. Ленин В.И., ПСС, т. 48, с. 169. 5. Борис Бажанов. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. – Книгоиздательство «Всемирное слово», Санкт-Петербург, 1992. Глава 5. 6. Карпов В.В. 2003. Книга первая. С. 62-64. 7. Сталин Иосиф. Электронная еврейская энциклопедия в Интернете. 8. Проходил 17-25 апреля 1923 г. 9. На июньском (1957 г.) Пленуме ЦК выведен из состава Президиума ЦК и из состава ЦК за несовместимую с ленинскими принципами партии фракционную деятельность, в июле 1957 г. решением КПК при ЦК КПСС объявлен строгий выговор с занесением в учетную карточку, в декабре 1961 г. первичной парторганизацией исключен из партии, в мае 1962 г. МГК КПСС подтвердил это решение. Известия ЦК КПСС. № 7, июль, 1990 г. 10. Цит. по: Родзаевский К.В. ЗАВЕЩАНИЕ. – ООО «ФЭРИ-В», М., 2001. С. 99-101. 11. Авторханов А. Технология власти. – М.: СП «Слово» – Центр «новый мир», 1991. С. 240-241. 12. Впервые опубликовано в газете «Правда». № 329, 30 ноября 1936 г.

19.02.2011 Мартыненко Ольга

Он не был психически больным, как об этом пишут сегодня. Сталин был в высшей степени умен, у него было холодное сердце, он просчитывал каждый свой поступок и умел владеть собой. Все решения он принимал после зрелого и тщательного анализа, не допуская никакой импровизации: отдельные пункты этих решений он осуществлял по заранее заготовленным планам. Когда нужно было отклониться от начального сценария, он не подвергал себя риску и в мельчайших деталях прорабатывал стратегию запасного варианта. И не потому, что у него была замедленная реакция, а потому, что ко всему он относился очень серьезно. Каждое из его действий, включенное в долгосрочные планы, позволяло ему добиться цели в данный момент. У Сталина все имело свою цену, любой разговор был направлен на решение определенной задачи. Если ему надо было узнать мнение своего собеседника о какой-нибудь книге, то он старался прощупать состояние его духа, неожиданно поймать его сокровенные мысли. До крайности обостренная память Сталина представляла собой настоящий архив, откуда он по своему усмотрению вытаскивал необходимые данные, чтобы успешно завершить поставленную перед собой задачу. К каждой встрече Иосиф Виссарионович тщательно готовился, изучая все вопросы, которые он собирался затронуть. Он никогда не оставлял нерешенными задачи, которые однажды для себя определил, умел обходить препятствия и при необходимости ждать более удобного случая. Умея скрывать свои мысли, когда это было нужно, иногда он давал выход коротким вспышкам ненависти. Но ощутить по-настоящему всю его злобу удавалось только в результате его поступков. Сталина очень заботило мнение о нем потомков, он хотел войти в историю как образцовый вождь. По этой причине он уничтожил всех свидетелей и исполнителей своих преступлений. В глазах всего мира он хотел выглядеть мудрым, справедливым, преисполненным ума и доброты.

19.02.2011 Мартыненко Ольга

СТАЛИН И ГИТЛЕР Документы свидетельствуют, что Сталин искал возможности наладить отношения с руководством NSDAP еще до прихода Гитлера к власти. Так 28 июля 1932 года советник полпредства СССР в Германии Александровский в совершенно секретном сообщении из Берлина писал: «... Нидермайер после отпуска, если я заинтересован, то он с соблюдением всяческой осторожности готов организовать встречу с Герингом и всячески способствовать постоянному контакту между Полпредством и наци. ...» К этому остается только добавить, что Нидермайер – кадровый военный разведчик, а Герман Геринг занимал в руководстве партии третье место после Адольфа Гитлера и Рудольфа Гесса. Приход национал-социалистов к власти, первые заявления их лидеров, репрессии против коммунистов и евреев не внесли каких-либо изменений в отношение СССР к Германии. В традиционном докладе НКИД сессии ЦИК СССР в декабре 1933 года, хотя и отмечалось обострение советско-германских отношений, и даже их неузнаваемость, в целом тон сохранялся довольно оптимистичный: «Мы, конечно, имеем свое мнение о германском режиме, мы, конечно, чувствительны к страданиям германских товарищей, но меньше всего можно нас, марксистов, упрекнуть в том, что мы позволяем чувству господствовать над нашей политикой. Весь мир знает, что мы можем поддерживать, и поддерживаем хорошие отношения с капиталистическими государствами при любом режиме, включая и фашистский». Еще более определенно тогда же высказался В.М. Молотов: «Оставаясь верным своим принципам, принципам защиты всеобщего мира и независимости стран, СССР не имеет со своей стороны основания к перемене политики в отношении Германии». (В принципе, ничего удивительного в этом нет. Задолго до прихода фашизма к власти в Германии СССР имел длительный и успешный опыт отношений с другим европейским фашистским государством – Италией. В 1928 году они были названы советской стороной «нормальными и весьма корректными... при всей противоположности существующих в обеих странах режимов». В декабре 1933 года эти отношения уже отличались «особой устойчивостью» и «не подвергались никаким колебаниям и испытаниям». В 1933 году между СССР и Италией был заключен Договор о ненападении, нейтралитете и дружбе.) В обращении Сталина к XVII съезду ВКП(б) снова прозвучали мотивы заигрывания с Гитлером. К тому времени Гитлер находился у власти ровно год. Он резко отклонил все политические заигрывания Москвы, не упустив, однако, возможность выговорить себе выгодные кредитные условия торговли с Советской Россией. Сталин расценил это как знак доброй воли. Обращаясь к съезду, он упомянул о тех элементах в нацистской партии, которые ратуют за возврат к «политике экс-кайзеровской Германии, благодаря которой когда-то была оккупирована Украина, предпринят поход на Ленинград, а Прибалтийские государства превращены в плацдарм для этого наступления». В политике германского правительства произошли перемены, сказал он, не за счет теорий национал-социализма, а как следствие стремления рассчитаться с Версальским договором. Сталин опроверг утверждение о том, что перемена политики Советского Союза по отношению к Берлину объясняется «установлением фашистского режима в Германии», и протянул руку Гитлеру, произнеся следующее: «Это неверно. Конечно, мы далеки от того, чтобы восторгаться фашистским режимом в Германии. Но дело здесь не в фашизме, хотя бы потому, что фашизм, например, в Италии не помешал СССР установить наилучшие отношения с этой страной». Протянутая Сталиным рука была проигнорирована Берлином. У Гитлера, на сей счет, были собственные мысли. Но Сталина это никоим образом не обескуражило. * * * «Любая попытка побороть определенную идею силою оружия потерпит поражение, если только борьба против упомянутой идеи сама не примет форму наступательной борьбы за новое миросозерцание. Лишь в этом случае, если против одного миросозерцания в идейном всеоружии выступает другое миросозерцание, насилие сыграет решающую роль и принесет пользу той стороне, которая сумеет его применить с максимальной беспощадностью и длительностью». (Гитлер, «Моя борьба») В июне 1934 года Гитлер стоял перед лицом организованной и бросившей вызов оппозиции, и удар его был молниеносен. Он лично отдал приказ о расстреле и взял на себя ответственность, поскольку «отвечал в ту минуту за весь немецкий народ и был его высшим судьей». В то же время Гитлер рассматривал свои действия как исключительные и безотлагательные только на тот решающий момент. Казнены были только наиболее опасные его противники и Гитлер не планировал расширять масштаб репрессий. Сталин дал действиям Гитлера высокую оценку! И если в Западной Европе и Америке гитлеровскую чистку истолковали как признак ослабления нацистского режима, то у Сталина таких иллюзий не было. Как свидетельствует Вальтер Кривицкий, Сталин подвел итоги совещания в Политбюро следующими словами: «События в Германии вовсе не означают падения нацистского режима. Напротив, они должны привести к консолидации аппарата этого режима и укреплению позиций самого Гитлера». С этим заявлением Сталина Берзин вернулся с совещания в Кремле. По высказыванию Сталина можно было судить, каким курсом будет следовать советская внешняя политика. На совещании было решено любой ценой вынудить Гитлера заключить договор с Советским правительством. Сталин всегда считал, что с сильным противником надо договариваться как можно раньше. События ночи 30 июня убедили его, что позиции Гитлера достаточно сильны. Для Сталина такой курс вовсе не означал чего-то нового. Это не был радикальный отход от его прежней политики по отношению к Германии. Он всего лишь решил удвоить свои усилия по налаживанию дружеских связей с Гитлером… Он признал в Гитлере подлинного диктатора… Гитлеровская кровавая чистка 30 июня немедленно подняла его в глазах Сталина. Гитлер впервые продемонстрировал Кремлю, что он сосредоточил власть в своих руках, что он диктатор не на словах, а на деле. Если у Сталина и были какие-то сомнения насчет способности Гитлера править железной рукой, то теперь эти сомнения рассеялись. С этого момента Сталин признал в Гитлере хозяина, который способен подкрепить делом свой вызов всему миру. Этим и ничем другим объясняется решение, принятое Сталиным ночью 30 июня, – заручиться любой ценой взаимопониманием с нацистским режимом».
Обсуждение
comments powered by HyperComments
Наверх