Досье личности

Ценность: 4.727 (11)

Симпатия: 4.727 (11)

дата обновления - 2016-04-14

просмотров - 11

КИТС Джон

Имя латиницей: Keats John

Пол: мужской

Дата рождения: 31.10.1795

Место рождения: Лондон, Англия

Дата смерти: 23.02.1821 Возраст (25)

Место смерти: Рим, Италия

Знак зодиака: Скорпион

По восточному: Кот

География: АНГЛИЯ, ЕВРОПА.

Ключевые слова: литература, поэт, туберкулез.

Ключевой год: 1820

Джон КИТС

английский поэт. Самый молодой из крупнейших английских поэтов эпохи романтизма. Широкое признание пришло к нему лишь после выхода в свет (1848) его биографии и издания сочинений. В 1803-1811 гг. обучался в школе в соседнем Энфилде. В 1811 г. он на четыре года поступил в ученики к хирургу. Эти годы отмечены возрастающим интересом к поэзии; свое первое стихотворение он написал в 1814 г. В 1816 г. сдал экзамены на врача и фармацевта, но именно с этим годом связано начало его становления как поэта. В мае впервые опубликовал свое стихотворение, сонет «К одиночеству», и в этом же году написал еще несколько сонетов и два больших стихотворения: «Я вышел на пригорок – и застыл» и «Сон и Поэзия». Спустя год он решительно отказался от медицинской карьеры. Первый этап его творчества лучше всего представляют упомянутые большие стихотворения 1816 г., навеянные тесным общением с природой. К концу 1816 г. он свел знакомство с плодовитым поэтом и журналистом Ли Хантом, издателем «Наблюдателя», напечатавшим стихи Китса и повлиявшим на формирование его либеральных политических взглядов, а также с художниками Б. Р. Хейдоном и Дж.Северном, которые стали его близкими друзьями. Познакомился и с поэтом-романтиком П. Б. Шелли. Китс занялся составлением своей первой книги «Стихи», вышедшей в апреле 1817 г. с посвящением Ханту, и обдумывал свой самый грандиозный на тот день замысел – мифологическую поэму в четыре тысячи строк о любви юноши Эндимиона, древнегреческого царственного пастуха, и Цинтии (или Дианы), девственной богини луны. Созданная между апрелем и ноябрем 1817 г. и опубликованная в 1818 г., поэма «Эндимион» – источник его более поздних и совершенных творений. В июне 1818 г. вместе со своим приятелем Ч. Брауном предпринял нелегкое путешествие пешком по Озерному краю и Шотландии. Постоянные боли в горле заставили его вернуться домой; страдавшего чахоткой брата Тома он застал в тяжелейшем состоянии. Всю осень Китс самоотверженно ухаживал за умирающим братом; отчасти чтобы отвлечься, он погрузился в работу над поэмой-эпосом «Гиперион». Великое произведение осталось неоконченным – Китс завершил лишь две первые книги. Вторая половина 1818 г. знаменательна еще двумя событиями в жизни поэта. Изданный в апреле «Эндимион» подвергся нападкам критиков ведущих литературных журналов, что впоследствии породило трогательную легенду, будто Китса «убили» разгромные рецензии. Той же осенью Китс познакомился с восемнадцатилетней Фанни Броун и сразу в нее влюбился. Эта влюбленность отраженным светом легла на его лучшую романтическую поэму «Канун Святой Агнессы» (1819), исполненную тепла и веселых красок, но и омраченную тенью тьмы, жестокости, порчи, трагической развязки, которой едва избежали герои. Вершина его творческого взлета пришлась на апрель и май, когда были созданы пять од, из которых четыре – «Ода Психее», «Ода Соловью», «Ода греческой вазе» и «Ода Меланхолии» – относятся к вершинам поэзии на английском языке. В этих одах Китс обращается к собственным мыслям и переживаниям, чтобы выявить глубинные противоречия своей творческой жизни. После сентября 1819 г. ничего значительного не создал. В последний год своей жизни он успел подготовить и выпустить (в июле) третью книгу стихотворений, куда вошла большая часть его работ.

Медиа (5)

Джон КИТС в фотографиях:

Связи (11)
Источники (2)
Факты (1)

19.02.2011 Ю.А.Белецкий

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона о Китсе Лишившись на 15-м году родителей, отправлен был в Лондон для изучения медицины; университетское образование было выше его средств, он не имел даже возможности заняться классическими языками; глубокое проникновение духом эллинизма явилось в поэзии К. совершенно интуитивно, так как он мог читать греческих поэтов только в переводе. Занятия в лондонских госпиталях Китс вскоре бросил, сосредоточился на литературе, увлекался Спенсером и Гомером и стал одним из членов небольшого кружка, из которого исходили новые литературные течения того времени. Душой кружка был критик Гент (см.); в его состав входили ещё Шелли, Гудвин, Гейдон и др. Стесненные денежные обстоятельства делали жизнь К. в этот период крайне тяжелой; его слабый от природы организм расшатался под давлением нужды. Ещё губительнее отразилась на нем его болезненная любовь к Фанни Браун, своенравной красавице, не соглашавшейся выйти за него замуж, пока он не составит себе положение в обществе. В 1817 г. К. издал первую книжку лирических стихов, а в следующем году — большую поэму «Endymion». Близкие друзья тотчас же оценили его высокое дарование и оригинальность, но журнальная критика напала с непонятным озлоблением на дебютирующего поэта, обвиняя его в аффектации, бездарности и отсылая его в «аптекарскую лавочку готовить пластыри». Особенной жестокостью в этой компании против К. отличились консервативные журналы «Quarterly Review» и «Blackwood»; статьи авторитетного в то время критика Джифорда тяжело отозвались своими грубыми насмешками на впечатлительном темпераменте поэта. Существовавшее долгое время мнение, что жизнь К. «угасла от журнальной статьи» (snuffed out by an article, по выражению Байрона), сильно преувеличено, но несомненно, что нравственные волнения, среди которых нападки критики играли главную роль, ускорили развитие наследственной чахотки. В 1818 г. его отправили на зиму в южный Уэльс, где он временно поправился и много писал; но болезнь скоро возобновилась с прежней силой и он медленно угасал, сознавая это и отражая в своих одах и лирических стихотворениях меланхоличное настроение умирающей молодости и таинственную торжественность перехода от жизни к смерти. В 1820 г. Китс уехал, в сопровождении своего друга, художника Северна, в Италию, где и провёл последние месяцы жизни. Его письма и последние стихотворения дышат благоговейным культом природы и красоты. Китс похоронен на протестантском кладбище в Риме; на могильном камне вырезана написанная им самим эпитафия: «здесь лежит человек, имя которого начертано было на воде» (whose name was writ in water). Перед самой смертью поэта вышла третья книжка его стихов, содержащая самые зрелые произведения его творчества («Hyperion», «Isabella», «St. Agnes Eve», «Lamia»), но он уже не дожил до восторженного приема, который выпал на долю этой книги. Поэзия К. внесла в английский романтизм новый элемент эллинизма, культа красоты, гармоничного наслаждения жизнью. Во всей своей силе эллинизм Китс сказался в двух больших поэмах: «Endymion» и «Hyperion», и в «Ode to a Grecian urn», быть может, самом гениальном стихотворении К. В «Эндимионе», разрабатывающем миф о любви богини луны к пастуху, Китс обнаружил неисчерпаемое богатство фантазии, переплетая между собой множество греческих легенд и присоединяя к ним более сложные, спиритуалистические настроения северного поэта. Запутанность фабулы и сложность эпизодов сильно затрудняет чтение поэмы, но отдельные места — преимущественно лирические — принадлежат к самым прекрасным во всей английской поэзии; особенно замечательны в этом отношении гимн Пану, глубоко проникнутый пантеизмом (II песнь), и песнь индийской девушки (IV песнь), переходящая от воспевания грусти к дикому гимну в честь Вакха. Неудержимое влечение Эндимиона к неведомой богине, показавшейся ему во сне, тоска и отчужденность от земных связей, временное увлечение земной красавицей, оказывающейся воплощением его бессмертной подруги, и конечное единение с последней — все это символизирует для поэта историю человеческой души, носящей в себе образ вечной красоты и ищущей своего идеала на земле. «Hyperion» — незаконченная поэма о торжестве олимпийских богов над властью предшествующего им поколения титанов, более выдержана по форме и полна глубокого трагизма. Речи побежденных титанов, в особенности пламенные воззвания непокорной Теи, воплощающей величие падающих титанов, напоминают самые вдохновенные эпизоды «Потерянного Рая» Мильтона. В «Ode to a Grecian urn» К. воспевает вечность красоты, остановленной художником на пути к осуществлению и ещё более прекрасной в своем порыве, не исчезнувшем вместе с наслаждением. Во всех этих поэмах, изобилующих отдельными бессмертными стихами, К. отразил целую эстетическую теорию, навеянную близостью с античным миром, и формулировал её в следующем стихе: «Красота есть правда, правда — красота; это все, что человек знает на земле и что он должен знать». Наряду с эллинизмом, выражающимся в культе красоты, поэзия К. обнаруживает, однако, и другой элемент — северного мистицизма, видящего в красоте природы символы иной, более высокой, вечной красоты. Все оды К. («Ode to a nightingale», «То autumn», «On Melancholy») носят этот спиритуалистический характер, составляющий также основной фон его греческих поэм; но особенно сильно сказывается тревожное, слегка мистическое настроение поэта в балладах, как «St. Agnes Eve», «Isabella» и др. Здесь он с особенным наслаждением углубляется в мотивы народных поверий и окружает их поэтической дымкой, покоряющей воображение читателя. После смерти К. значение его для английской поэзии преувеличивалось его поклонниками и сильно оспаривалось его противниками; долгое время его творчество отожествлялось с литературным кружком, из которого он вышел, и нападки на него предназначались для унижения так называемой «Cockney-School» Гента. На самом деле К. связан был с этим кружком только личной дружбой. Критика следующих поколений, чуждая партийных предубеждений, сознала это и оценила вполне гениальные задатки К. и достоинство написанных им поэм. Ему отводится в английской литературе место наряду с Байроном и Шелли, но очень отличное от них по внутреннему настроению. Если Байрон создал «демонизм» в европейской поэзии, а Шелли был пророком пантеизма, то Китсу принадлежит создание менее громкого, но столь же глубоко-поэтического течения, останавливающегося на красоте диссонансов и контрастов в современной душе. Это настроение не умерло в английской поэзии вместе с К. и привело, через 30 лет после его смерти, к так называемому английскому возрождению поэзии и искусства, в лице Розетти, Морриса и других поэтов и художников прерафаэлитской школы.
Обсуждение
comments powered by HyperComments
Наверх