Досье личности

Ценность: 5 (12)

Симпатия: 4.417 (12)

дата обновления - 2016-05-09

просмотров - 15

ГУВЕР Герберт Кларк

Имя латиницей: Hoover Herbert

Пол: мужской

Дата рождения: 10.08.1874

Место рождения: Уэст-Бранч, штат Айова, США

Дата смерти: 20.10.1964 Возраст (90)

Место смерти: Нью-Йорк, США

Знак зодиака: Лев

По восточному: Собака

География: СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА, США.

Ключевые слова: власть, политика, правитель, президент.

Ключевой год: 1929

ГУВЕР Герберт Кларк

американский государственный деятель, 31-й президент США (1929-1933). Его отец был кузнецом и торговал землеобрабатывающими орудиями. Осиротевший в 9 лет, он воспитывался дядей. С 1891 по 1895 гг. изучал геологию в университете в Стэнфорде. После окончания университета, в течение 18 лет проработал инженером-администратором на возведении промышленных объектов на четырех континентах. В 1900 г., управляя работой инженеров в имперских рудниках в Китае, был включен в состав дирекции по продовольственной помощи жертвам Боксерского восстания. В 1920 г. стал возможным республиканским кандидатом на пост президента. В 1921 г. Гардинг назначил его министром торговли. Как министр торговли он развивал статистику и хозяйственный анализ, исследование рынка и промышленности, а также обмен информации внутри делового мира. Он выступал за кооперацию между предпринимателями и профсоюзами, за активную политику против безработицы и за развитие жилищного строительства, строительства дорог и воздушного сообщения. После отказа Кулиджа от участия в выборах выставил себя в качестве кандидата на пост президента. В результате он победил 6 ноября 1928 г. с преимуществом в 6 миллионов голосов перед демократом Альфредом Е. Смитом. Его внутренняя политика была посвящена сначала расширению национальных парков и уходу за лесами, улучшению условий жизни индейцев, проведению «сухого закона», реорганизации тюрем и координации действий национальных благотворительных и социальных служб. Изменения в этих областях были, однако, скромными. После начала в 1929 г. «Великой депрессии», американское промышленное производство к 1932 г. упало до уровня 1913 г., а внешняя торговля даже до уровня 1905 г. Политика Гувера по преодолению кризиса полагалась, в основном, на самоисцеляющие силы капиталистической экономики. Он отклонял правительственный контроль экономики и политику расходов для финансирования федеральных социальных программ. Тяжелейшей ошибкой было одобрение им таможенного закона от июля 1930 г., который рекордными ставками таможенной пошлины оказал катастрофическое воздействие на мировую торговлю. В июле 1932 г. правительство выделило отдельным штатам 300 миллионов долларов для оказания помощи и пособий. На предложенные Конгрессом широкие реформы, как, например, введение национальных пособий по безработице, Гувер в 1932 г. наложил свое вето. Чрезвычайно непопулярным было его решение в июле 1932 г. прогнать с помощью военной силы несколько тысяч ветеранов войны из Вашингтона. Он принципиально продолжал внешнеполитический курс своих предшественников. Также твердо придерживался неучастия в Лиге Наций и непризнания СССР. У него была глубокая неприязнь к войне и разорительной гонке вооружений. Осенью 1932 г. перед предстоящими выборами президента авторитет Гувера достиг низшей точки. Ввиду изменившейся вследствие кризиса расстановки политических сил и неэффективности его антикризисных мероприятий он потерпел на выборах поражение губернатора-реформатора Нью-Йорка Франклина Д. Рузвельта.

Афоризмы (2)
Медиа (2)

ГУВЕР Герберт Кларк в фотографиях:

Связи (7)
Источники (3)
Факты (2 )

30.01.2012 Александр Васильевич

 

Герберт Гувер в борьбе с голодом  1921-1922 гг. в Советской России

Массовый голод 1921-1922 годов в Советской России охватил 35 губерний с общим населением в 90 миллионов человек, из которых голодало не менее 40 миллионов. 13 июля 1921 года Горький с ведома руководства страны обратился с воззванием «Ко всем честным людям» с просьбой помочь продовольствием и медикаментами. Герберт Гувер, возглавлявший Американскую администрацию помощи (ARA), оставил политику в стороне, чтобы энергично взяться за работу в России. Он поставил два условия: чтобы американской организации было позволено действовать самостоятельно и чтобы граждане США, содержащиеся в советских тюрьмах, были выпущены на свободу. Требование независимости взбесило Ленина: «Подлость Америки, Гувера и Совета Лиги наций сугубая, - писал он в Политбюро. – Надо наказать Гувера, публично дать ему пощёчины, чтобы весь мир видел, и Совету Лиги наций тоже». Но у него не было выбора, и он уступил. 25 июля Горький от имени советского правительства принял предложение Гувера. 21 августа ARA подписала с Максимом Литвиновым в Риге договор о предоставлении помощи. Гувер начал свою деятельность с 18,6 млн долларов, которые даровал Конгресс США, к ним добавились частные пожертвования, а также 11,3 млн долларов, вырученных советским правительством от продажи золота. К моменту окончания своей деятельности ARA потратила в пользу России 61,6 млн долларов (или 123,2 млн золотых рублей). На 9 февраля 1922 года вклад ARA, американских организаций и частных лиц под её контролем составил сумму 42 млн долл., Советской России — около 12 млн. 200 тыс. долл., организации Ф. Нансена вместе с другими, кто находился под её «крылом», — около 4 млн долл. В мае 1922 г. ARA кормила 6 млн. 99 тыс. 574 человек, американское общество квакеров — 265 тыс., Международный Альянс «Спасем Детей» (Save the Children Alliance) - 259 тыс. 751 чел., Нансеновский комитет — 138 тыс., шведский Красный крест — 87 тыс., германский Красный крест — 7 тыс., английские профсоюзы — 92 тыс., Международная рабочая помощь — 78 тыс. 11 чел. Летом 1922 г., когда деятельность её была в полном разгаре, ARA кормила ежедневно 11 млн человек. Другие иностранные организации взяли на себя заботу ещё о 3-х млн голодающих. Советское правительство и иностранные посредники импортировали продовольствия за этот период в общей сложности 2 млн тонн. В результате этой деятельности уже к началу лета 1922г. «сообщения о голодных смертях практически перестали поступать». Кроме того, ARA поставила медикаментов на 8 млн долларов, что помогло сдержать эпидемии. Более того, в 1922 и 1923 гг. она снабдила Россию посевным зерном, обеспечив возможность получения хороших урожаев в последующие годы. Благодаря структуре, разработанной Гувером, несколько сотен американцев, сотрудников ARA, с помощью тысяч советских граждан контролировали раздачу продовольствия и медикаментов. В пик активности в ARA работало 300 американских граждан и более 120 тысяч отечественных. Хотя советские власти согласились не вмешиваться в деятельность гуверовской организации, ЧК, а затем ГПУ не сводили с неё глаз. Позднее, когда ARA была расформирована, советские власти стремились отыскать самые зловещие мотивы в её деятельности, включая шпионаж и желание наводнить Россию товарами, которые больше некуда девать. Потери в период голода 1921 г. трудно определить, поскольку никто не занимался подсчётом жертв. Самые большие потери наблюдались в Самарской и Челябинской губерниях, в автономной области немцев Поволжья и Башкирской автономной республике, общее число населения которых сократилось на 20,6 %. В социальном плане больше всех страдала деревенская беднота, особенно те, у кого не было молочного скота, спасшего от смерти многие семьи. В возрастном плане больнее всего голод ударил по детям, лишив значительную часть тех, кому удалось уцелеть, родителей и крова. В 1922 г. более полутора миллионов крестьянских детей, предоставленных самим себе, бродяжничали, прося подаяние и воруя; смертность в приютах для беспризорных достигала 50 %. Советское центральное статистическое управление определило дефицит населения за период с 1920 по 1922 гг. равным 5,1 млн человек. Голод в России 1921 г., если не считать военных потерь, был крупнейшей для того времени катастрофой в европейской истории после средневековья. Утраты оказались бы значительно большими, если бы ко всей иностранной и советской помощи не была бы добавлена филантропическая деятельность Гувера, которая спасла жизнь по крайней мере 9 млн человек. В письме руководителю ARA Горький приветствует его поступок как не имеющий себе равных: «Ваша помощь будет вписана в историю как уникальное, гигантское свершение, достойное величайшей славы, и надолго останется в памяти миллионов русских… которых вы спасли от смерти». 

 

19.02.2011 Мартыненко Ольга

Его отец был кузнецом и торговал землеобрабатывающими орудиями. Два обстоятельства отложились в памяти молодого Гувера: религиозное воспитание как квакера, которому он был позднее обязан своими гуманными и пацифистскими взглядами, и ранняя смерть родителей, которая смолоду заставила его заботиться о себе. С 1891 по 1895 годы Гувер изучал геологию в только что открывшемся университете в Стэнфорде. Там он познакомился со своей будущей женой Лу Генри, в то время первой студенткой женского пола этого университета, изучавшей геологию. Они поженились в 1899 году. Миссис Гувер была умеренной защитницей прав женщин, которая как первая леди особенно выступала за женский спорт и поддерживала организацию девочек-скаутов. По окончании учебы Гувер почти двадцать лет был преуспевающим инженером горного дела и коммерсантом за границей, имея главное бюро в Лондоне, и скоро стал интернационально известным экспертом горнорудного дела. Мировая война 1914 года застала его в Лондоне. С этого времени он посвятил себя гуманным задачам, сначала организации помощи Бельгии, после войны - продовольственной помощи для разрушенной войной Европы, включая и помощь Советской России, пострадавшей от голода. Президент Вильсон после вступления Америки в войну передал Гуверу в 1917 году управление продовольствием, которым он эффективно руководил в интересах обеспечения страны и союзников. После войны Гувер поддерживал Вильсона в его желании вступить в Лигу Наций. В 1920 году, когда окончательно вернулся из-за границы, он стал возможным республиканским кандидатом на пост президента, и реформистские силы обеих партий боролись за него. В 1921 году Гардинг назначил его министром торговли. На этом посту он беспримерно трудился в духе одобряемой им неформальной, добровольной кооперации правительства и делового мира. Теперь Гувер был современным консерватором, политиком центра, который выступал за "американский индивидуализм", за сохранение либеральной демократии и капиталистических институтов в своей стране. Как министр торговли он развивал статистику и хозяйственный анализ, исследование рынка и промышленности, а также обмен информации внутри делового мира. Он выступал за кооперацию между предпринимателями и профсоюзами, за активную политику против безработицы и за развитие жилищного строительства, строительства дорог и воздушного сообщения. Все это должно было достигаться не столько государственным принуждением, сколько добровольным совместным трудом частных предпринимателей. После отказа Кулиджа от участия в выборах Гувер смог выставить себя в качестве кандидата. Предвыборной борьбе между ним и демократом Альфредом Е. Смитом, губернатором Нью-Йорка и католиком, не хватало больших вопросов. Гувер сделал своей предвыборной темой процветание и возвестил для страны скорый конец бедности: "курица в каждой кастрюле и автомобиль в каждом гараже". В результате Гувер победил 6 ноября 1928 года с преимуществом в 6 миллионов голосов и еще более убедительным преимуществом в выборной коллегии. В Конгрессе снова усилилось республиканское большинство. Гувер, присягнувший 4 марта 1929 года, был первым президентом из элиты менеджеров своей страны, одаренный организатор, администратор и технократ. До осени 1929 года у него были хорошие отношения с общественностью. Его политическая концепция прежде всего предусматривала административное обновление, попытку управлять экономикой посредством неофициального взаимодействия правительства и руководителей экономики. В его кабинет и в правительственные органы, как это было принято в "республиканскую эру", входили многие важные промышленники и банкиры. Министром иностранных дел стал опытный республиканский политик и дипломат Генри Л. Стимсон. Внутренняя политика Гувера была посвящена сначала расширению национальных парков и уходу за лесами, улучшению условий жизни индейцев, проведению "сухого закона", реорганизации тюрем и координации действий национальных благотворительных и социальных служб. Изменения в этих областях были, однако, скромными. Позже подчинившим себе все событием администрации Гувера стала начавшаяся в октябре 1929 года в Америке "Великая депрессия". Американское промышленное производство к 1932 году упало до уровня 1913, а внешняя торговля даже до уровня 1905 года. В зените кризиса зимой 1932-33 годов почти каждый четвертый рабочий был без работы. Драматически обострился кризис у фермеров. Гувер стал пленником событий, он долго не понимал масштабов экономической разрухи и социальной нужды. Его политика по преодолению кризиса полагалась, в основном, на самоисцеляющие силы капиталистической экономики. Он отклонял правительственный контроль экономики и политику расходов для финансирования федеральных социальных программ. Тяжелейшей ошибкой было одобрение Гувером таможенного закона от июля 1930 года, который рекордными ставками таможенной пошлины оказал катастрофическое воздействие на мировую торговлю. Только в конце 1930 года администрация Гувера начала переходить к антикризисным мероприятиям и лишь в январе 1932 года после создания финансовой корпорации по восстановлению действия стали более активными и широкомасштабными. До 2 миллиардов долларов было предоставлено для государственных субсидий в экономику. В июле 1932 года правительство выделило отдельным штатам 300 миллионов долларов для оказания помощи и пособий. На предложенные Конгрессом широкие реформы, как, например, введение национальных пособий по безработице, Гувер в 1932 году наложил свое вето. Однако он подтвердил своей подписью закон Норриса-Ла Гуардиа в пользу профсоюзов. Как оказалось, жесткая позиция президента перед лицом всеобщей нужды быстро способствовала потере авторитета Гувера у общественности. Чрезвычайно непопулярным было его решение в июле 1932 года прогнать с помощью военной силы несколько тысяч ветеранов войны из Вашингтона, где они устроили демонстрацию за предварительную выплату возмещения ущерба и расположились лагерем недалеко от Капитолия. Внешняя политика Гувера также в значительной степени была отмечена воздействиями кризиса мировой экономики и ухудшившейся международной позицией США. Еще до начала кризиса в июне 1929 года план Янга при активном участии США предпринял пересмотр немецких репарационных выплат. Выплаты репараций и военных долгов сорвались в результате кризиса. Мораторием, названным его именем, Гувер в июне 1931 года пытался сдержать коллапс отсрочкой всех международных правительственных долгов на один год. На деле с тех пор были надолго приостановлены выплаты репараций и военных долгов. Гувер принципиально продолжал внешнеполитический курс своих обоих предшественников. Он также твердо придерживался неучастия в Лиге Наций и непризнания СССР. В его миропонимании в странное соединение вступили националистическое самосознание, чувство международной ответственности, вера в превосходство "белых народов" и желание уберечь страну от новой войны. Гувер верил в международную кооперацию без принуждения, в мирную международную систему, основанную на власти общественного мнения. У него была глубокая неприязнь к войне и разорительной гонке вооружений. Гувер старался улучшить отношения с Латинской Америкой, разрушить недоверие к "колоссу на севере", отбросить интервенционные притязания и империалистические жесты запугивания и развивать экономическое и культурное сотрудничество. Кризис перечеркнул, правда, эти намерения, однако к концу его президентства был осуществлен вывод американских войск из Никарагуа и подготовлен вывод с Гаити. В вопросе разоружения Гувер достиг на Лондонской конференции 1930 года вместе с Англией и Францией компромисса, который Предусматривал верхний предел тоннажа для крейсеров, эсминцев и подводных лодок, но существовал недолго. Широкомасштабное предложение Гувера по разоружению на Женевской конференции 1932 года, которое бы полностью запретило оружие нападения и на треть сократило бы национальные вооруженные силы, осталось в области благих намерений. На нарушение договора японцами во время "Маньчжурского кризиса" 1931- 32 годов Гувер и Стимсон отреагировали 7 января 1932 года названной их именами доктриной, которая подтверждала непризнание Соединенными Штатами японских завоеваний или сделок в Китае, достигнутых насилием. Экономическими акциями против Японии, на которых настаивал Стимсон, Гувер ничего не приобрел. В сравнении с поставленными Гувером задачами его внешняя политика в кризисные годы несмотря на все усилия осталась нерезультативной. Так же мало она могла помешать дальнейшему ухудшению международной позиции страны. Осенью 1932 года перед предстоящими выборами президента авторитет Гувера достиг низшей точки. Однако республиканцы выдвинули его, так как у них не было альтернативы для Гувера. Демократы выставили кандидатом губернатора-реформатора Нью-Йорка Франклина Д. Рузвельта. Ввиду изменившейся вследствие кризиса расстановки политических сил и неэффективности его антикризисных мероприятий Гувер потерпел на выборах тяжелое личное поражение. Конгресс теперь опять был в руках демократов. Разочарованный и одинокий Гувер покинул пост президента 4 марта 1933 года. Герберт Гувер, несмотря на преимущественно негативный итог деятельности его администрации, принадлежит к ярким личностям в политической жизни страны того времени. Новые исследования более справедливо оценивают общие достижения Гувера, чем старые клише, которые клеймили его как доктринера, консервативного идеолога и старомодного политика и взваливали на него ответственность за катастрофический масштаб большого кризиса. Если измерять политику Гувера как президента только по его провалу в экономическом кризисе, то упускается из виду, что и любой другой президент в "Великой депрессии" натолкнулся бы на границы своей власти. Не только будучи министром торговли в годы своей самой плодотворной политической деятельности, но и на посту президента Гувер проявил новаторские стороны и реформистские начала в своем политико-экономическом мышлении. Сегодня исследования не так строго, как раньше, проводят границы между скорее неформальным экономическим регулированием Гувера и обязательным экономическим регулированием согласно "новому курсу". При всех существующих разногласиях по поводу отдельных сторон его политики сегодня в Гувере видят выдающегося, способного, часто дальновидного политика своего времени. После ухода из Белого дома Гувер прожил еще 31 год, дольше, чем любой другой экс-президент. Сначала он жил в Нью-Йорке в гостинице "Уолдорф-Астория" и резко критиковал политику "нового курса", который, по его мнению, приведет или к фашизму, или к социализму. Так же непоколебимо он отвергал в период между началом мировой войны и Перл-Харбором вступление в войну на стороне Великобритании, а с июня 1941 года в качестве союзника СССР. Сброс атомных бомб на японские крупные города в конце войны возмутил его "из-за убийства без разбора женщин и детей". При президенте Трумэне и Эйзенхауэре в период с 1946 по 1955 год Гувер еще раз исполнял правительственные поручения в качестве координатора американской организации продовольственной помощи для Европы и в качестве руководителя комиссии по реорганизации правительственного аппарата в Вашингтоне. Он не одобрил военное вмешательство его страны в Корее и Вьетнаме. 

Обсуждение
comments powered by HyperComments
Наверх