Досье личности

Ценность: 1 (5)

Симпатия: 1 (5)

дата обновления - 2009-11-02

просмотров - 1

БЕЛОУСОВ Леонид Георгиевич

Имя латиницей: Belousov Leonid Georgievich

Пол: мужской

Дата рождения: 16.03.1909

Место рождения: Одесса, Украина

Дата смерти: 07.05.1998 Возраст (89)

Место смерти: Петербург, Россия

Знак зодиака: Рыбы

По восточному: Петух

География: РОССИЯ, СССР.

Ключевые слова: армия, герой.

Ключевой год: 1945

Леонид Георгиевич БЕЛОУСОВ

российский летчик-истребитель, Герой Советского Союза (1957), майор (1945). В 1930 г. поступил в Одесское пехотное училище, которое закончил через три года. По его окончании не был направлен в пехотную часть, а в числе небольшой группы «пехотных» командиров направлен в Краснознаменную школу военных летчиков в Борисоглебск. В 1935 г., как успешно закончившему программу обучения предоставили право выбора места службы. Вместе с друзьями выбрал одну из частей Краснознаменного Балтийского флота, стоявшую под Ленинградом. Сразу после приезда в часть назначен командиром звена. В феврале 1938 г. его И-16 потерпел аварию в сложных метеоусловиях, на вынужденной посадке возник пожар. В результате аварии обгорело лицо. Для его восстановления перенес несколько пластических операций. Не окончив лечения вернулся в полк и участвовал в войне с финнами. С ноября 1940 г. назначен командиром эскадрильи истребителей, базировавшейся на неблагоустроенном аэродроме полуострова Ханко (где и провоевал по октябрь 1941 г. участвовал в Битве за Ханко. В Великую Отечественную войну в истребительной авиации, помощник командира полка. После тяжелого ранения ему были ампутированы ноги. Вернулся на фронт, совершил 30 боевых вылетов, участвовал в воздушных боях.
Источники (2)
Факты (1)

21.02.2011 Ю.А.Белецкий

Человек, который совершил невероятное Белоусов Леонид Георгиевич Прощаясь с летчиками, майор Белоусов обещал скоро вернуться в полк. Собственно говоря, он и не хотел уезжать. Пока на этом настаивали врачи, Белоусов отказывался, но приказ командира дивизии пришлось выполнить. Если говорить начистоту, то командовать полком действительно стало очень тяжело. Не только летать, даже ходить по аэродрому подчас было невмоготу. Подводили ноги. Летчики знали: не такой человек майор Белоусов, чтобы согнула его беда. Поэтому верили - пройдет немного времени, и майор, подлечившись, снова вернется в полк. Вернулся ведь он, когда никто в это уже не верил. Все началось еще до войны. Леонид Белоусов взлетел по тревоге, чтобы отогнать чужой самолет, нарушивший нашу границу. Нарушитель почувствовал опасность и тут же скрылся. Повернул к своему аэродрому и Белоусов. Неожиданно испортившаяся погода усложнила полет и тем более посадку. Самолет Белоусова потерпел аварию и загорелся. В госпиталь летчика привезли едва живым. Лицо, руки, грудь представляли собой сплошную рану. Лечение потребовало не только длительного времени, но и невероятного терпения. Белоусову сделали около тридцати пластических операций! Никто и не думал, что он будет служить, летать. А он вернулся в полк. Вернулся воевать. Даже не отдохнув как следует от мучительно долгого и тяжелого лечения, он добился отправки на фронт. Шла война с белофиннами. Когда разразилась Великая Отечественная война, у командира эскадрильи Леонида Георгиевича Белоусова был некоторый боевой опыт. А уже к концу 1941 года его эскадрилья имела солидный счет - пятьдесят два сбитых вражеских самолета. Затем он стал командиром полка. И вдруг исподволь подкравшаяся болезнь снова уложила его в госпиталь. То, что из блокированного Ленинграда Белоусова отправили в далекую Алма-Ату, никого не смущало. Туда ведь эвакуировалась семья Белоусова. Близкие будут ухаживать за ним, и тогда лечение, может быть, пойдет быстрей. Но вскоре из Алма-Аты пришла тяжелая весть: у командира гангрена, ему ампутировали левую ногу. Когда он уже собирался выписываться из госпиталя, на него обрушилась еще большая беда: пришлось ампутировать и правую ногу. Где уж тут было ожидать возвращения командира! Однако в апреле 1944 года Белоусов появился в полку. На протезах, с палочкой. Летчики не знали, куда посадить майора. Наперебой просили погостить подольше. Погостить? Белоусов с недоумением оглядел товарищей. Не ради этого он сбежал из Алма-Аты. Не в гости приехал он сюда, а летать, воевать. Летчики молчали. Бывают такие моменты, когда лучше промолчать. Зачем возражать человеку, с которым судьба обошлась так сурово. Он говорит о полетах, а сам ведь лучше других понимает, что человек без обеих ног не может летать. Тем более на истребителе. Когда Белоусов начал настаивать на этом, пришлось прямо ответить, что он уже отлетал свое. Стараясь успокоить его, кто-то сказал: — Вы, товарищ майор, ни перед кем не в долгу. — Не в долгу, говорите? - переспросил Белоусов. - Если хотите знать, то мне вовеки не расплатиться. Почему? А вот послушайте. Родился я в Одессе в девятьсот девятом году, а в пятнадцатом году мой отец погиб в Карпатах. На шее матери осталось четверо - я, братишка, сестренка и еще старенькая бабушка. Я не знаю, сколько зарабатывала мать. Знаю только, что очень мало - она была мойщицей бутылок на винном заводе. Помню, мне всегда хотелось есть. Как самый старший, я пробовал помогать матери, ловил рыбу. Потом махнул рукой на это занятие и перешел на "вольные хлеба" - проще говоря, беспризорничал. В общем, стал на дорогу, которая рано или поздно приведет в тюрьму. А меня уберегли от этого, помогли выйти на правильный путь. Не все у Леонида Белоусова было, разумеется, совершенно гладко на этом пути. Особенно в самом начале. Став воспитанником 151-го стрелкового полка 51-й Перекопской дивизии, он в мечтах уже видел себя красным командиром. А его зачислили в музыкантскую команду. Музыкант из него не получился, и, прослужив два года, в двадцать пятом Леонид демобилизовался. Потом не раз жалел об этом. Все, что он имел теперь, - это десять рублей пособия по безработице. Полгода он отмечался на бирже труда, пока, наконец, не получил направление в паровозный цех одесского завода имени Январского восстания. Здесь Белоусов стал слесарем, затем сварщиком. Здесь в двадцать шестом вступил в комсомол, а в двадцать девятом - в партию. Завод был шефом пехотного училища, и при встречах с курсантами у Леонида вновь пробудилась мечта стать командиром. В 1933 году он уже заканчивал военное училище. Заканчивал пехотное, а мечтал о лётном. Сбылась и эта мечта - его направили в авиационное училище. Бывший беспризорник стал летчиком. Рассказав об этом, Леонид Георгиевич внимательным взглядом обвел товарищей: — Теперь вы видите: все, к чему я стремился, мне стало доступно, все, что я хотел, получил. А за это надо расплачиваться, тем более когда идет война. Короче говоря, за пенсионную книжку спасибо, но я лично буду хлопотать о самолете. Начал Белоусов с малого: попросил разрешения посидеть в самолете. Не без труда, с помощью механиков, забрался в кабину. Посидел, примерился. Поставив протезы на педали, подвигал рулем поворота. Потом попросился в воздух. Разумеется, на маленьком учебном ПО-2 и, конечно, с инструктором. Ведь управление в этом самолете спаренное - и в первой и во второй кабине. Случись что-нибудь, инструктор не даст машине свалиться в штопор. Должности инструктора в боевых частях нет. По штату они положены только в лётных училищах. Зато в любой части немало опытных летчиков, способных с успехом заменить самого требовательного инструктора. Инструктором Белоусова стал подполковник Борисов. На земле он предупредил друга, что взлетать будет сам. Стартер взмахнул флажком, и машина помчалась по аэродрому. Белоусов глядел на приближавшуюся к нему ручку управления. Когда самолет оторвался от земли, ручка начала отдаляться, словно хотела избавить майора от соблазна взяться за нее. Потом, точно испытывая его, снова приблизилась, - Борисов набирал высоту. Земля была уже далеко внизу, когда ручка управления слегка качнулась из стороны в сторону. Это сигнал. Белоусов ухватил рукоятку, крепко сжал ее и тоже качнул, давая знать, что он, Белоусов, взял управление на себя. Подтянул ручку - самолет исправно полез вверх. Впрочем, в этом Леонид Георгиевич не сомневался. С ручным управлением все и должно было обстоять благополучно. А вот как поведут себя ножные педали? Сможет ли он двигать ими так же легко, как ручкой? Отклонив ручку влево, Белоусов тут же стал нажимать на педаль. Сделать это оказалось не просто. Разворот получился неуклюжий. Белоусов даже подумал, что Борисов заберет сейчас управление, и на этом все закончится. Но подполковник не прикоснулся к ручке, словно его и не было в соседней кабине. Белоусов решил сделать правый разворот. Он получился еще более топорным - правая нога ампутирована выше колена... Раньше за час полета, да еще сопровождавшегося боями, он уставал меньше, чем за эти несколько минут. Еще тяжелее оказалось взлетать и садиться. На земле надо выдержать направление самолета самым точнейшим образом. Чуть вильнешь, и машина может оказаться на боку. Добиться же необходимой прямолинейности можно только ногами. Они должны как бы чувствовать педали. А тут протезы... И все-таки настал день, когда Белоусов получил разрешение вылететь самостоятельно, без инструктора. Радовался этому весь полк. Теперь майор сможет отводить душу хоть на маленьком ПО-2. Но Леонид Георгиевич решил перебраться в кабину истребителя. Получилось то же самое: безногий летчик справился с боевым истребителем ЛА-5. Майора Белоусова включили в боевой расчет. Правда, он сразу почувствовал, что его стараются выпускать в воздух пореже и задания подбирают полегче. Белоусов понимал, что товарищи поступают так из самым лучших побуждений. Но он строго-настрого запретил делать ему поблажки. Надо лететь на разведку - он готов. Сопровождать штурмовиков - в любое время. Никто из летчиков не скажет, что он им в тягость. Когда пришлось вести воздушный бой с фашистскими истребителями, летчики видели, что сражался он наравне со всеми. И тот немецкий истребитель, который пытался сбить его сзади, сам был сбит. Так майор Леонид Георгиевич Белоусов вернулся в строй. И лишь когда закончилась война, он согласился уйти в отставку. Но и после этого не порвал с авиацией. Многие питомцы Ленинградского аэроклуба помнят, что именно он поднял их в небо. Со времени войны минуло много лет, и вот фамилия балтийского летчика вновь появилась в газетах. На этот раз в Указе Президиума Верховного Совета СССР. 10 апреля 1957 года Родина удостоила мужественного летчика звания Героя Советского Союза. Из книги: Буров А.В. Твои герои, Ленинград. Л., Лениздат. 1970 Биография: ...О, если б в небо хоть раз подняться!.. Врага прижал бы я к ранам груди и… захлебнулся б моей он кровью!.. М. Горький. Песня о Соколе. Вторая мировая война была, наверное, самым страшным испытанием в истории современной цивилизации. Сотни миллионов погибших и искалеченных, сожженные до тла страны, пошатнувшаяся вера в самые высокие человеческие идеалы… Вместе с тем эта война дала такие примеры мужества, самоотверженности, боевого мастерства, перед которыми меркнут самые красочные фантазии средневековых сказителей.... Сложно найти в России человека, который не знал бы имя Алексея Петровича Маресьева. Для всех нас образ безногого летчика с несгибаемой волей стал символом настоящего советского человека, солдата. Но Алексей Маресьев все-таки воспринимался народом не как реальный пилот, летавший и сбивавший немецкие самолеты, несмотря на ампутацию обеих ног, а скорее как полулегендарная, почти былинная личность. Книга подменила человека… Говорят, Маресьев до конца жизни не мог этого простить Борису Полевому. Вдвойне обидно, что из получившегося литературного образа пропаганда раздула некоего супермена. Если Алексей Маресьев такой один, то пропадает весь смысл его подвига. Ведь у «обычного» человека вряд ли возникнет желание ровнять себя по былинному богатырю Илье Муромцу! Нет, товарищи идеологи и писатели! Алексей Маресьев был далеко не исключительным явлением. Практически у каждого воевавшего народа, который знал, что такое гибель ребенка под бомбами, был свой «настоящий человек». Например, в Королевских ВВС Великобритании – Дуглас Бейдер, в авиации Императорского флота Японии – Сабуро Сакаи, в Люфтваффе – Ганс-Ульрих Рудель. А в советской морской авиации - Леонид Белоусов. О нем и пойдет рассказ. В один из дней февраля 1938 года на перехват иностранного самолета, вторгшегося в наше воздушное пространство, подняли истребитель летчика-балтийца старшего лейтенанта Белоусова. Погода стояла отвратительная: низкая облачность, метель. Пробив облака, Белоусов перехватил нарушителя и «завернул» его обратно, после чего трижды пытался совершить посадку на своем аэродроме. Но усилившаяся метель окончательно стерла линию горизонта. Леонид Белоусов не захотел покидать самолет с парашютом и еще раз начал строить заход на посадку. Эта попытка стала роковой: истребитель врезался в землю и загорелся. Товарищи вытащили пилота из полыхавших обломков. Потом начались госпитальные месяцы, пронизанные адскими болями в обгоревшем теле. Хотя самым страшным для летчика Белоусова была не боль, а перспектива остаться слепым и лишиться неба навсегда. Однажды он не выдержал и сорвал повязку с глаз. Больничную палату сотряс крик. Прикованный к постели обезображенный человек кричал от радости… Он видел, а значит, мог когда-то вернуться в авиацию! Леонид Белоусов улыбался, когда врачи повязками погрузили его в темноту обратно. Ленинградские хирурги практически заново сделали лицо морскому летчику. Стиснув зубы, пилот перенес 32 (!) пластические операции: пересаживая кожу с других участков, врачи постепенно вылепили ему новые веки, нос, губы. Леонид Георгиевич Белоусов не долечился до конца. Началась Финская война, и он сбежал на фронт. В студеной Карелии, прикрыв марлевые повязки на лице защитной маской, он водил свою маленькую «Чайку» на разведку и штурмовку. За участие в той войне Родина наградила летчика Белоусова орденом Боевого Красного Знамени. На церемонии вручения наград Леонида Белоусова увидел секретарь ЦК А.А. Жданов. Андрей Александрович лично убедил пилота снова отправиться на лечение. Опять начались операции и боль. Великую Отечественную капитан Белоусов встретил плечом к плечу с однополчанами на отрезанной от «большой земли» базе Балтфлота Ханко. Защитники полуострова Ханко навсегда вписали свои имена в героические страницы военной истории России. Храбро дрался и Леонид Белоусов. Его наградили вторым орденом Красного Знамени. Но судьба уже приготовила ему гораздо более тяжелые испытания. Летом-осенью 1941 года у этого мужественного человека опять открылись старые раны, начала беспокоить нога. Опасаясь отстранения от полетов, Белоусов не обращался к врачам, но с ногой становилось все хуже. Как-то после очередного вылета техникам пришлось вытаскивать его из кабины. Тут уж врач был неумолим. Белоусов улетел в Кронштадт на истребителе, требующем капремонта. В тот момент немцы уже сжали кольцо вокруг Ленинграда и начали душить голодом его защитников и жителей. Белоусову каким-то образом удалось уговорить врачей не отправлять его в тыл. Он продолжил летать, прикрывая с воздуха Дорогу жизни. Как-то в декабре капитана Белоусова опять вытащили из самолета на руках. В санчасти осматривавший его врач побледнел. На правой ноге пилота были все признаки спонтанной гангрены… Ли-2 увез летчика в глубокий тыл. На прощание он твердо сказал боевым товарищам: «Я вернусь!» В алма-атинском госпитале капитан попал в руки одного из самых известных советских хирургов – профессора Сызганова. Врачи и их пациент сделали все возможное, чтобы сохранить ногу, но гангрена поднималась все выше. Наступил момент, когда оттягивать ампутацию было уже невозможно. Леонид Белоусов смерти не боялся, но возможность летать и бить врага была для него дороже всего на свете. В отличие от Алексея Маресьева, соглашаясь на операцию, капитан Белоусов был уверен, что даже безногим вернется в небо. Правую ногу отняли выше средней части бедра. Все время, пока он лежал, а потом заново учился ходить, Леонид Белоусов мысленно прорабатывал возможности полета с протезом. Это поддерживало его и помогало не сломаться. Через месяц к нему приехала семья. Жена и дочь застали отнюдь не калеку. Перед ними был полный моральных сил и надежд человек. Но когда Леонид Георгиевич уже привык к протезу, похожая ситуация началась и с левой ногой: сначала почувствовалась боль, потом исчез пульс, и, наконец, появилась характерная язва. На этот раз Белоусов сам сказал врачу: «Режьте, пока не поздно». И этот последний, издевательский, самый тяжелый удар судьбы вынес русский летчик. Когда в его фантастическую идею полетов без обеих ног уже не верил никто, он только ушел в себя, собрал воедино все, что знал об авиации, и оттачивал в голове свою единственную Систему. Он научился ходить сначала на костылях, а потом с одной палочкой. Врачи сделали ему лучшие на то время протезы. Настало время испытать Систему на практике. Хотя Леонид Белоусов пролежал на больничной койке полтора года, флот не забыл своего пилота-истребителя: в госпитале летчик получил звание майора, его помнили старые боевые товарищи. В 1944 году майор Белоусов приехал в 4-й гвардейский истребительный авиаполк (ГИАП) КБФ. Командир полка известный ас-балтиец Василий Голубев знал Леонида Белоусова еще по боям на Ханко. Он направил безногого летчика, желавшего вернуться в строй, во флотский учебный авиаполк. Там с ним долго и кропотливо занимался заместитель командира полка подполковник Борисов. Голубев и Борисов дали шанс свершиться Подвигу. Ведь дело было не только в стремлении конкретного человека опять подняться в небо и послужить Отечеству, ради чего он жил и боролся. Дело было еще и в подвиге человеческой воли, силы духа, преданности делу. Этот подвиг должен был служить ориентиром на много поколений вперед. Летные навыки возвращались к майору Белоусову с огромным трудом. Ноги для истребителя важны, как ни для какого другого пилота. Помимо взлета и посадки он активно работает педалями на многих фигурах пилотажа, при прицеливании и т.д. У Белоусова не было обеих ног, причем одной – выше колена, поэтому педалей он не чувствовал совершенно. В управлении самолетом он полагался только на левый протез и ограниченную помощь тела, накрепко фиксированного в сиденье. Задача архисложная! Только огромный опыт, врожденное чутье летчика и тренировки до изнеможения теоретически могли помочь совладать с современным истребителем. На практике до Леонида Белоусова таких экспериментов не проводил никто. Кропотливые тренировки до седьмого пота сначала на «кукурузнике» У-2, потом на сравнительно простом в управлении истребителе Як-7, а затем на строгом мощном Ла-5 принесли свои плоды. Безногий летчик, практически полностью утративший навыки, снова успешно выполнял в небе все эволюции, которые требовались в воздушном бою. Даже влившись в состав 4-го ГИАП, майор Белоусов продолжал гонять своего «лавочкина» над аэродромом, оттачивая возвращающееся мастерство. В это трудно поверить, но Леонид Георгиевич Белоусов стал заместителем командира полка… по летной подготовке! По-моему, такой издевательский ответ (в виде национальной русской конфигурации пальцев) судьба-злодейка могла получить только от советских летчиков. Под негласным братским присмотром однополчан Леонид Белоусов совершил еще около 40 боевых вылетов, сбил 2 немецких истребителя FW-190. Майор Белоусов не смог долетать до Победы. В конце зимы 1945 года от тяжелейших нагрузок у него начали воспаляться культи ног. Он, как всегда, молча терпел боль, никому ничего не говоря. Но сначала об этом узнал врач полка, а потом и командир. Василий Федорович Голубев поступил мудро и жестко: собрав нескольких боевых товарищей, которые знали их обоих не один год, он убедил Белоусова, что наступил предел. Это стальной человек обязан был встретить Победу живым. И жить еще долго, чтобы служить путеводной звездой будущим поколениям. Леонид Георгиевич Белоусов уехал на лечение. После окончания войны он уволился в запас и вернулся на родину – в Одессу. Работал на речном транспорте, возглавлял таксопарк, руководил аэроклубом. В 1957 году за мужество и героизм, проявленные в ходе Великой Отечественной войны, Правительство СССР удостоило его звания Героя Советского Союза. Более 30 лет в качестве сотрудника общества «Знание» Леонид Георгиевич выступал с лекциями, объездив всю страну – от Калининграда до Камчатки (эти 30 лет не вошли в его трудовой стаж, так как инвалида первой группы нельзя было зачислить в штат). Последние годы он провел в Ленинграде. Леонид Георгиевич Белоусов скончался шесть лет назад на 89-ом году жизни. Гвардии майор Л.Г. Белоусов совершил более трехсот боевых вылетов, лично сбил четыре вражеских самолета и несколько в группе. Награжден орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Советского Союза, двумя орденами Боевого Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны I степени, медалями. Его имя носили школы в Ленинграде и Минске. ROSS_Jack http://www.blokada.otrok.ru/biogr.php?l=2&n=1elg&t=1
Обсуждение
comments powered by HyperComments
Наверх