Досье личности

Ценность: 1.833 (6)

Симпатия: 1.833 (6)

дата обновления - 2017-06-12

просмотров - 4

БАЙБАКОВ Николай Константинович

Имя латиницей: Bajbakov Nikolaj Konstantinovich

Пол: мужской

Дата рождения: 07.03.1911

Место рождения: Баку, Азербайджан

Дата смерти: 31.03.2008 Возраст (97)

Место смерти: Москва, Россия

Знак зодиака: Рыбы

По восточному: Свинья

География: РОССИЯ, СССР.

Ключевые слова: власть, политика, управление, энергоресурсы.

Ключевой год: 1937

Николай Константинович БАЙБАКОВ

российский государственный деятель, доктор технических наук (1966). В 1932 г. окончил Азербайджанский нефтяной институт; работал на нефтепромыслах в Баку. С 1937 г. – на руководящей работе в нефтяной промышленности в Баку и Куйбышеве. С 1940 г. – заместитель наркома, а с ноября 1944 г. – нарком нефтяной промышленности СССР. В 1946-1948 гг. – министр нефтяной промышленности южных и западных районов СССР; в 1948-1955 гг. – министр нефтяной промышленности СССР. В 1955-1957 гг. – председатель Государственной комиссии Министерства СССР по перспективному планированию народного хозяйства. В 1957-1958 гг. – председатель Госплана РСФСР, первый заместитель председателя Министерства РСФСР. В 1958-1963 гг. – председатель Совнархоза Краснодарского, затем Северо-Кавказского экономического районов. В 1963-1964 гг. – председатель Госкомитета по химии при Госплане СССР – министр СССР. В 1964-1965 гг. – председатель Госкомитета нефтедобывающей промышленности при Госплане СССР – министр СССР. С 1965 г. – заместитель председателя Министерства СССР, председатель Госплана СССР.

Источники (1)
  • Большая советская энциклопедия. 3-е издание
Факты (2 )

19.02.2011 Мартыненко Ольга

Некролог: 31-е марта 2008г. Сегодня в российской столице на 98-м году жизни скончался советский нефтяник и экономист, экс-председатель Госплана СССР, Николай Константинович Байбаков… Напомним, что последнее время Николай Константинович лежал в Центральной клинической больнице (ЦКБ) Москвы, где врачи боролись за его жизнь до сегодняшнего дня. Справка: Николай Константинович Байбаков родился в 1911 году в Баку (Азербайджан). Он проработал в высших государственных органах на должностях 40 лет - Байбаков был начальником Главвостокнефтедобычи, заместителем наркома, наркомом (министром) нефтяной промышленности СССР, председателем Государственной комиссии Совета Министров СССР по перспективному планированию народного хозяйства, председателем Госплана РСФСР, первым заместителем председателя Совета Министров РСФСР, председателем Совнаркома Краснодарского и Северо-Кавказского экономических районов. В 1965-1988 годах Байбаков возглавлял Госплан СССР. До последнего времени он был вице-президентом Международной топливной энергетической ассоциации. Николай Байбаков был удостоен ряда государственных наград, в том числе был Героем Социалистического Труда и лауреатом Ленинской премии за открытие и разработку газоконденсатных месторождений. Николай Байбаков был вице-президентом Международной топливно-энергетической ассоциации. Напомним, что экс-глава Минэкономразвития Российской Федерации, Герман Греф на торжествах в честь 95-летия Николая Байбакова назвал его патриархом отечественной экономики, многие называли Байбакова «Нефтяник №1». http://solovei.info/topnews/7613.html

19.02.2011 Мартыненко Ольга

Ушел из жизни "последний сталинский нарком" 01.04.2008 16:27 | www.rian.ru 31 марта скончался Николай Константинович Байбаков, человек-легенда, человек-эпоха, "последний сталинский нарком", как его иногда называли. Из 70 с лишним лет трудового стажа у него 40 лет пришлось на работу в высших государственных органах - своеобразный рекорд активного служения стране. До конца жизни он сохранял исключительную преданность нефтяной и газовой отрасли, которой посвятил более четверти века, пройдя путь от рядового инженера на азербайджанских нефтяных промыслах до союзного министра. Родился Николай Байбаков 6 марта 1911 года в Баку - "нефтяной столице" Российской империи, а затем и Советского Союза - в семье кузнеца, который в поисках заработка приехал из Белоруссии на берега Каспия, да так там и остался. Отцу с матерью было трудно прокормить двенадцать детей, всех вырастить и поставить на ноги. Поэтому сыновья с малых лет старались помогать родителям. При всем том старательно учились, и четверо из них получили высшее образование. Трое стали инженерами-нефтяниками. В 1928 году Николай Байбаков, к великой радости отца, поступил в Бакинский политехнический институт, самый престижный тогда вуз республики. Учиться в нем было заветной мечтой всех бакинских мальчишек, твердо усвоивших формулу: "нефть - кровь промышленности". Николай с малых лет слышал от старших об огромном значении "черного золота" и о том, что бакинские нефтяники - большие мастера в его добыче. Забегая вперед, можно отметить: когда перед началом войны в Поволжье осваивался новый нефтеносный комплекс ("Второе Баку"), Байбаков, уже занимавший крупную государственную должность, именно из Азербайджана пригласил туда лучших мастеров. С середины 1931 года студент Байбаков уже подрабатывал в инженерной должности на Ленинском промысле в Балахнах, одном из самых перспективных и развивающихся. Через год, сразу после получения диплома, его официально зачислили в штат и загрузили работой выше головы: на промыслах не хватало квалифицированных управленцев. "Жизнь торопила все мое поколение, всю страну, - написал Байбаков в книге воспоминаний "От Сталина до Ельцина". - Моя студенческая юность совпала с началом первой советской пятилетки. Тогда в основном завершилось техническое перевооружение нефтяной промышленности - первой из всех отраслей Союза. Десятки предприятий страны сумели изготовить новейшее оборудование для нефтепромыслов, отвечавшее лучшим мировым стандартам. Благодаря этому к началу 30-х годов был превзойден показатель добычи нефти 1901 года, самый высокий за весь период промышленной разработки Бакинских месторождений". В Балахнах активно осваивали так называемые "подкирмановские" нефтяные пласты, весьма многообещающие. Недостаток их состоял в быстром обводнении из лежащих выше пластов. Байбаков задумался: нельзя ли закупорить водяной пласт цементом, подаваемым под высоким давлением? Идея, поначалу казавшаяся бредовой, постепенно обрастала реальными деталями, выстраивалась в технологическую цепочку. Проект, разработанный молодым инженером, был внедрен в практику и дал хорошие результаты. С тех пор он стал повсеместно известен как "метод Байбакова". Уже годы спустя Николай Байбаков, много раз отмеченный и награжденный за другие немалые достижения, считал тот первый свой инженерный успех самым памятным и дорогим. Грамотного специалиста и толкового организатора в феврале 1939 года перевели в Наркомат тяжелой промышленности на должность управляющего "Востокнефтедобычи". Объединение как раз и занималось "Вторым Баку" в Поволжье. В 1940-м Байбакова назначают заместителем наркома по нефтяным проблемам, а в 1942-м, когда уже шла война, - уполномоченным Государственного Комитета Обороны СССР (ГКО) по обеспечению фронта и тыла горючим. Одним жарким июльским днем его вызвали в Кремль. "Товарищ Байбаков, - сказал председатель ГКО Сталин, - Гитлер рвется на Кавказ. Он объявил, что если не захватит нефть Кавказа, то проиграет войну. Нужно сделать все, чтобы ни одна капля нефти не досталась немцам. Я вас предупреждаю: если вы оставите им хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем. Но если вы уничтожите промыслы, а немец не придет, мы вас тоже расстреляем. Идите и думайте". Группа специалистов во главе с Байбаковым вылетела на Северный Кавказ, где враг активно наступал. На месте утверждалась технология вывода из строя и долговременной консервации скважин. Положим, ни к Грозному, ни к Баку немцев не пустила Красная Армия, но в Краснодарском крае они уже подошли к станице Апшеронской, где начинались нефтепромыслы. Там пора было взрывать. В книге "Нефтяной фронт" Байбаков вспоминает: "Трудно передать состояние людей, уничтожавших то, что недавно создавалось своими руками. При подрыве первых нефтеперекачивающих и компрессорных станций невозможно было сдержать слезы. Но понимая, что врагу не должна достаться наша нефть, мы быстро и вовремя реализовали все разработанные мероприятия". В сложившейся обстановке следовало в самые сжатые сроки развивать нефтяную промышленность на востоке страны - в Башкирии, Куйбышевской и Пермской областях, а также в Средней Азии и Казахстане. Туда до августа 1942 года удалось эвакуировать значительную часть нужного оборудования. Но специалистов там не было. И тогда ГКО обратился с призывом о помощи к нефтяникам Баку. Как свидетельствует Байбаков в той же книге "Нефтяной фронт", "около десяти тысяч бакинских нефтяников - весь цвет нефтяной промышленности Азербайджана - организованно выехали в восточные районы. Плыли танкерами и пассажирскими судами до Красноводска, а оттуда поездами к месту назначения... На новых местах, в условиях непривычно сурового климата и тяжелых испытаний военных лет они выдержали проверку своих волевых и деловых качеств, быстро наладив жизненно важное для страны производство... Уже в 1944 году на Урале, в Татарии, Башкирии, Куйбышевской области и в Туркмении забили первые мощный фонтаны нефти, в открытии и обустройстве которых большую роль сыграл самоотверженный труд бакинских геологов, буровиков, инженеров". С ноября 1944 по май 1955 года Н.Байбаков являлся наркомом (министром) нефтяной промышленности СССР. В послевоенный период он был в числе немногих руководителей государства, ответственных за восстановление разрушенного хозяйства и его интенсивное развитие. Особая роль принадлежит ему в организации разработки крупнейших нефтегазовых регионов Волги, Урала и, особенно, Западной Сибири, где создавалась основная топливно-энергетическая база страны. Нефтяники и газовики по праву считают его родоначальником отечественной нефтяной и газовой промышленности, крупнейшим специалистом и организатором в области освоения новых месторождений, создания высокоэффективных современных способов добычи и переработки нефти. С 1965 по 1985 год Байбаков работал заместителем Председателя Совета Министров СССР и председателем Госплана СССР. Он единственный из всех председателей Госплана возглавлял этот экономический штаб страны более 20 лет, всегда последовательно и смело отстаивал его позиции в интересах государства. На своём высоком посту он всегда бережно и уважительно относился к подчинённым, практически никогда не повышал голоса. В его характере преобладала трезвая рассудительность. Вспоминает Ренат Муслимов, государственный советник при президенте Республики Татарстан по вопросам недропользования, нефти и газа, а прежде - главный геолог объединения "Татнефть": "В 1977 году по заданию Госплана мы подготовили обоснования добычи нефти на очередное пятилетие 1981-1985 годов и до 1990 года. Добывая в тот период около 100 миллионов тонн в год, мы, тем не менее, рассчитали, что к 1990 году этот показатель упадет до 35,6 млн тонн. В Госплане наши расчеты вызвали шок. У меня сложилось впечатление, что даже специалисты-нефтяники полагали, что добыча нефти в Татарстане продержится на уровне 100 млн тонн еще неопределенно долгое время. Расчеты были доложены Байбакову. После ряда уточнений он согласился с нашей позицией. Это мудрое решение дало возможность нефтяникам Татарстана обеспечить рациональную разработку нефтяных месторождений и не допустить чрезмерной интенсификации, хищнического использования недр". Четверть века спустя Николай Байбаков подчеркивал в одном газетном интервью: "Как специалист могу сказать, что надо очень осторожно использовать ресурсы нефти и газа, которыми мы располагаем. Изобилие не будет вечным. Необходимо экономить, извлекать сырье полностью, а не оставлять на консервации целые пласты. Могу привести конкретный пример. Бакинское месторождение разрабатывается уже более ста лет, а извлекли там не более 50% запасов. Остаточную нефть нужно извлекать каким-то новым методом. В Институте проблем нефти и газа Российской академии наук мы сейчас как раз и занимаемся разработкой такой технологии". Теперь разработки продолжатся без Байбакова. Но его сотрудники, конечно, будут помнить, кто стоял у истоков - как и сам Николай Константинович всю жизнь хранил память о добросовестных работниках. Рассказывают, что как-то раз, возвращаясь из обильного нефтью Самотлора, он попросил остановить машину у переезда железной дороги Тюмень - Сургут - Нижневартовск. Вышел к рельсам, снял каракулевую шапку и низко поклонился. Постоял молча, потом сказал: "Эта дорога к большой нефти - память о судьбах десятков и сотен тысяч людей. О тех, кто в рекордно короткие сроки создавал главную энергетическую базу страны, основу экономики России. Память о тех, кто ушел в вечность, оставив потомкам города, дороги, нефтепромыслы". Юрий Трофимов www.rian.ru
Обсуждение
comments powered by HyperComments
Наверх