Досье личности

Ценность: 1 (5)

Симпатия: 1 (5)

дата обновления - 2006-08-15

просмотров - 2

БАДМАЕВ Петр Александрович

Другое имя: Жамсаран

Имя латиницей: Badmaev Petr Aleksandrovich

Пол: мужской

Дата рождения: 00.00.1849

Дата смерти: 00.00.1920 Возраст (71)

По восточному: Петух

География: РОССИЯ.

Ключевые слова: знание, медицина, наука.

Ключевой год: 1898

Петр Александрович БАДМАЕВ

российский врач, крупнейший знаток тибетской медицины как науки буддийских лам. Окончил Восточный факультет Петербургского университета и Медико-хирургическую академию. Практиковал в Китае, Монголии, Тибете, откуда привез лекарства и литературу; открыл в Петербурге школу по изучению восточных языков и тибетской медицины. Автор нескольких книг (в т. ч. «О системе врачебной науки Тибета», 1898), перевода руководства по врачеванию «Чжуд-ши» («Главное руководство по врачебной науке Тибета Чжуд-ши в новом переводе», 1903).
Медиа (2)

Петр Александрович БАДМАЕВ в фотографиях:

Источники (1)
  • Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия, 2006
Факты (3)

19.02.2011 Ю.А.Белецкий

«Посещение Святой Земли обязательно скажется на том, что я буду писать» Интервью с писателем Борисом Сергеевичем Гусевым из Москвы, совершившим паломничество на Святую Землю с 19 по 30 апреля 2007 года – Уважаемый Борис Сергеевич, я знаю, что Вы известный российский писатель, но Вы еще и внук знаменитого врача, основателя Тибетской медицины в России Петра Бадмаева. Расскажите о своем деде поподробнее. – Мой дед Петр Александрович Бадмаев был не только врачом, который перевел на русский язык книги “Жуд-Ши” – главное руководство по врачебной науке Тибета, кроме этого он занимался общественной деятельностью и даже предпринимательской. Он закончил восточный факультет Петербургского университета, слушал лекции в Военно-медицинской академии. С 1875 г. состоял на службе в Азиатском департаменте МИД, по роду деятельности неоднократно ездил в Китай, Монголию и Тибет. Играл заметную роль в политике, подал Александру III «Записку о задачах русской политики на Азиатском Востоке». Прослужив восемнадцать лет в Министерстве иностранных дел, он вышел в отставку в чине действительного статского советника, после чего создал торговый дом «П.А. Бадмаев и Ко», действовавший в 1893–1897 гг. в Забайкалье, в 1909 г. организовал «Первое Забайкальское горно-промышленное товарищество» для разработки золотых приисков. В 1911 и 1916 гг. вместе с П.Г. Курловым и Г.А. Манташевым выступил с проектами железнодорожного строительства в Монголии. Петр Александрович Бадмаев – Это правда, что его крестным отцом был сам император? – Да, он крестник императора Александра III, до крещения носил имя Жамсаран. После крещения стал Петром. – Удивительный факт в биографии, не каждый может похвастать таким крестным отцом. – Конечно, но дед был уникальным диагностом, специалистом по Тибетской медицине, создал первую в Европе клинику Тибетской медицины, был лекарем при царском дворе Александра III и Николая II. – Значит, можно сказать, что православие в Вашем роду заложено самим помазанником Божиим? – Такова Божья воля, видимо. – А теперь Господь сподобил Вас прибыть на Святую Землю, и вот мы с Вами вместе путешествовали 12 дней по Святой Земле, какие у Вас сложились впечатления от посещения Святой Земли? – Я должен сказать, что меня глубоко поразило все, что я видел, но, прежде всего, меня поразил, конечно, Гроб Господень, к которому я ходил несколько раз, и вот сейчас я только что вернулся от Гроба Господня вместе с дочкой Екатериной. Еще меня глубоко поразил Горненский монастырь и его героическая настоятельница – игуменья Георгия. Поразил весь город Иерусалим – его старый город, но и, конечно, же монастырь св. влкм. Екатерины на Синае, куда мы ездили. Я восхищен нашей группой, которая восходила на вершину горы Моисея, где в храме св. Троицы служили Божественную Литургию. В монастыре поражает связь времен. Дата его основания – это VI век – начало христианства и веры, только еще развивающейся и охватывающей весь мир. Екатерина была поражена величием веры и приняла мученическую кончину, как и многие подвижники того времени! Господи! Они у Тебя близко! Борис Гусев с дочерью Екатериной Мы посетили Голгофу, и все эти святыни являют нам вещественно то, что действительно было, потому что такие вещи придумать невозможно. Это конкретные места, где происходили конкретные события. Кстати, сказать, все великие ученые от Ломоносова до академика Павлова были верующие и даже Павлов обосновал это научно, что после смерти душа уйдет, и он знал куда. Еще меня поразил источник св. прав. Иоанна Предтечи, недалеко от Горненского монастыря, и все это как-то очень ярко Вы раскрыли перед нами, и здесь я встретил верующих. Запомнилась также прекрасная поездка мимо трех морей: Средиземного, Красного, великолепного чистого моря, где мы купались, отдыхали на его берегу и, наконец, Мертвого моря, где лечились и исцелялись. Невозможно все охватить, вообще вся поездка поразила меня, мы много посещали мест, а главное общались, вот сейчас я беседовал в Храме с итальянским священником, был там и епископ, они также приехали сюда совершать паломничество. Вкушение рыбы апостола Петра – Что бы Вы хотели пожелать тем паломникам, которые еще не были на Святой Земле, но хотят ее посетить? – Вы знаете, я хотел бы пожелать им единственное – сосредоточиться, не бегать и не суетиться. Помните, как Пушкин писал: «Служение муз не терпит суеты», так вот молитва не терпит суеты еще больше. Надо вести себя спокойно, терпеливо, даже если будут какие-то трудности. У нас, например, самый первый день был трудным, когда мы летели в самолете из Петербурга, сначала проверки в аэропорту, а потом мы еще долго ехали до гостиницы. Длинный путь был, начиная с четырех часов утра дня и кончая глубоким вечером, почти около суток. Потом длинный переезд в город Эйлат. – Дорогой Борис Сергеевич, вот Вы, посетив Святую Землю, приедете в Россию, что Вы сделаете в первую очередь, может что-то напишите? – Я думаю, что это посещение Святой Земли обязательно скажется на том, что я буду писать, а буду писать несомненно, потому что такие впечатления оставлять нельзя. По несколько часов в день я работаю на компьютере, так что будет, что вспомнить и записать свои впечатления, и все это как-то будет отражено. Меня совершенно поразила биография настоятельницы русского женского Горненского монастыря в Иерусалиме. Уже один ее облик говорит сам за себя, такой облик имеют святые. А прошла она сложный путь, оказалось, что мы вместе с ней были в блокадном Ленинграде, только она была в более опасном районе – Петроградском, а я в первую блокадную зиму был в Выборгском районе, потом ушел в армию и воевал на фронте. Она маленькой девочкой 10-ти лет пережила блокаду, и у нее отец умер от голода. – Как Вы думаете такие организации как РДМ в Иерусалиме, Императорское Православное Палестинское Общество, важно ли освещать деятельность подвижников благочестия, трудившихся в них? Бесспорно, они же сотворили русское здесь присутствие, строили храмы, покупали земли. Вот мы были как раз в храмах, связанных с именем архимандрита Антонина (Капустина). Его в свое время, наверное, все-таки канонизируют, потому что он все отдал Святой Земле, и он был очень ярким человеком. – С каким сердцем и настроением, Вы покидаете святой Град Иерусалим? – Я очень благодарен Богу, что в конце своей жизни на 80-м году посетил с помощью своей дочери Святую Землю. – Ну, что ж, уважаемый Борис Сергеевич, огромное спасибо Вам, за то, что нашли время и дали нам интервью, мы через Вашу дочку попросим Ваши путевые заметки и с радостью опубликуем их на нашем сайте. Вопросы задавал Павел Платонов 30 апреля 2007 года Иерусалим

19.02.2011 Ю.А.Белецкий

Крестник императора «Только дальновидные и мудрые могут избавиться от стрел, направленных клеветниками и лжецами под благовидным покровом культурности, просвещения и справедливости». П. А. БАДМАЕВ О Петре Александровиче Бадмаеве написано не слишком много. И по большей части — ругательно, цинично, с презрением. Причем в оценке этой личности были едины и маститые ученые (М. Касвинов, «Двадцать три ступени вниз»), и беллетристы (В. Пикуль, «Нечистая сила»), и кинорежиссеры (Э. Климов, «Агония»). Дескать, был такой шарлатан, подвизался при царском дворе, пользовал императрицу, опаивал снадобьями министров, покровительствовал Распутину, корысти ради лез в политику. В общем, ни стыда, ни совести не знал выкрест с раскосыми и желтыми глазами. Так все и было. Или не так? Петр Гусев, внук Петра Бадмаева, своей книгой, которая со дня на день будет пущена «в жизнь» издательством «ОЛМА-ПРЕСС», утверждает, что все перечисленное выше — наветы и мифы. Роман Прежде чем дать слово внуку Бадмаева, напомним читателям страницы романа Валентина Пикуля. «Джамсаран Бадмаев, этот коварный азиат, имел прозвища Клоп, Сова, Гнилушка… Граф Витте говорил, что Бадмаев вылечит любого человека, но при этом обязательно впутает пациента в какую-любо аферу... Понимая, на чем легче всего разбогатеть, Бадмаев специализировал свою клинику на излечении сифилиса. Ослабевших аристократов он делал пылкими мужчинами, а страстных аристократок (по просьбе мужей) превращал в холодных рыбок. Помимо городской клиники, Бадмаев имел дачи-пансионаты и загадочные санатории, где изолировал больных от мира, а что там происходило — об этом никто не знал, пациенты же санаториев лишь таинственно улыбались, когда их об этом спрашивали. Бадмаев умел связывать людей, не беря с них никаких клятв! Сила его заключалась в том, что все эти министры, их жены, сенаторы, их любовницы оставались перед ним… нагишом. Бадмаев хранил врачебные тайны, но всегда умел шантажировать пациентов знанием этих тайн! За голубою тогой врача-кудесника скрывался изощренный политический интриган. Бадмаев — один из поджигателей войны с Японией». И далее. О последствиях первого визита Григория Распутина, вдруг превратившегося в импотента, в клинику Петра Бадмаева, где «лечили» и оргиями. «Распутин прошел курс лечения и с удвоенной силой включился в бурную «политическую» деятельность. Но Бадмаев его уже не оставил. Посредством лекарств, то возбуждающих, то охлаждающих, он как бы управлял Гришкой на расстоянии, отчего Распутин был зависим от врача-шарлатана. Сохранился документальный рассказ Распутина: «Зачем ты не бываешь у Бадмаева? Ты иди к нему, мила-ай… Больно хорошо лечит травушкой. Даст тебе махонькую рюмочку настойки, и — у-у-ух как! — бабы тебе захочется. А есть у него и микстурка. Попьешь ее, кады на душе смутно, и сразу тебе все ерундой покажется. Станешь такой добренький, такой глупенький. И будет тебе на все наплевать». До самой гибели Распутин будет жить на наркотиках!». Крестник Теперь выслушаем Петра Гусева. И начнем с начала. «Точной даты приезда Жамсарана (а не Джамсаран, как у Пикуля. — С. Б.) в Петербург нет, как нет и точной даты его рождения. В 1919 году, заключенный большевиками в тюрьму на Шпалерной, он в своем письме председателю Петербургской ЧК Медведю укажет возраст — 109 лет. Но возраст этот не соотносится с другими датами. В конце 60-х годов он жил в Петербурге у брата Сультима, учился искусству врачебной науки Тибета. В то время у Жамсарана были три важнейшие цели: принять православие, поступить на восточный факультет университета и стать вольнослушателем в Медицинско-хирургической академии. «Отстояв службу в храме Св. Пантелеймона Целителя, Жамсаран пошел к настоятелю и сказал о своем желании. — Бадмаев? А вы не родственник ли владельца аптеки лечебных восточных трав на Суворовском проспекте? — Брат младший… — С восприемником подождите искать, возможно, одна особа пожелает стать вашим крестным отцом, — таинственно произнес настоятель». Через месяц настоятель привез его в Аничков дворец, предупредив, что крестного отца надо называть «Ваше Высочество». «Дежурный адъютант провел их в большую приемную. Вскоре туда вошел молодой человек богатырского сложения, это и был его будущий крестный. — Слышал, что у бурят принято изучать свою родословную. И до какого колена? — До девятого. Но я учил до одиннадцатого, Ваше Высочество. — Кто же был в одиннадцатом колене вашего рода? — Чингизхан. У него была любимая дочь Батма, что значит «лотос». — Вот как! Значит, русский великий князь станет крестным отцом потомка Чингизхана. Ну что ж, это был великий завоеватель, и России он не нанес вреда. Вот Батый, внук… — Это другая ветвь чингизидов. — Какое имя хотите принять? — Имя великого императора Петра! Он мой кумир. — Что ж, когда назначим обряд крещения? — обратился великий князь к настоятелю». Так Петр Бадмаев стал крестником будущего императора Александра III. Благословение «В 1871 году Петр Бадмаев поступил на восточный факультет Петербургского университета, а в 1875-м окончил его с отличием, вышел кандидатом по китайско-монголо-маньчжурскому разряду. Одновременно он был зачислен вольнослушателем в Медико-хирургическую академию с правом сдачи экзаменов». Однако врачебный диплом Петра Бадмаева остался в академии. По тогдашним правилам выпускник академии должен был дать клятву, что будет лечить больных лишь известными европейской науке средствами. А Петр Бадмаев решил посвятить себя врачебной науке Тибета. Для изучения европейской медицины имелись учебники, факультеты, клиники. С тибетской было сложней. У Петра Бадмаева был лишь один учебник — древняя рукопись «Жуд-Ши», которую следовало еще расшифровать, чтобы понять. И один учитель — старший брат, но и он умер рано, в 1873 году, прожив в Петербурге шестнадцать лет. «Петр Александрович, будучи глубоко верующим, разумеется, слышал о чудесах исцеления, творимых отцом Иоанном Сергиевым, названным в народе Кронштадтским. Но и тот слышал о тибетском враче Бадмаеве, крестнике цесаревича Александра. Бадмаев хотел получить благословение святителя и отправился в Кронштадт. Это было после трагедии 1 марта 1881 года, когда группой молодых людей, именующих себя народовольцами, после восьмого покушения был злодейски убит Александр II. Страна погрузилась в траур, на трон взошел наследник Александр III. С рассветом Бадмаев был в храме. Исповедовав нескольких прихожан, отец Иоанн жестом подозвал его. — Причащаться, доктор? — Готовился… И вопросы есть! — Говорите. — Азиатский департамент посылает меня на Восток. Надолго, на год, может. Поручение исполню, но и свое дело есть: найти и получить главное руководство по моей науке — «Жуд-Ши». — Благое дело. Благословляю! — Еще. Жену, дочь в младенческом возрасте оставляю. — Езжай спокойно. Убийство царя-освободителя было последним злодейством на ближайшие годы. Царствование императора Александра будет спокойным, без войн и террора. Вы едете в центр буддизма, но и там есть умные, а главное — преданные России люди. Ищите! Или не прав я? — Правы, правы! Бадмаев ехал в страны Востока выполнять дипломатические поручения, а также налаживать связи и устанавливать резидентуру, которая работала бы в интересах России. Об этом он не собирался говорить даже на исповеди, но святитель все видел. Последовали исповедь кающегося, разрешительная молитва, и отец Иоанн накрыл склоненную голову Бадмаева епитрахилью; тот приложился к кресту и Евангелию. Когда Бадмаев выпрямился, чтобы отойти, святитель тихо сказал ему: «К крестному не ходите сейчас, соболезнующих и так много… Он сам призовет вас позже». Дипломат Еще в 1860 году император Александр II повелел перевести «Жуд-Ши» на русский. Достали список, взялись переводить, но дело застопорилось. В прямом переводе на русский язык это была поэма о природе, со строфами вроде: «Солнце светит, река играет… И звезды горят в вышине…» Шифровка! Требовалось найти близкого к Далай-ламе человека, который знает ключ к шифру. Около двух лет Петр Александрович путешествовал по Востоку. Монголия. Китай. Тибет. Он был настойчив в поисках древних рукописей, и это весьма насторожило тибетцев. Не сносить бы доктору головы, но его хранила родословная. Потомок самого Добо Мергена, прадеда Чингизхана! Погубить такого человека — большой грех. Вместе с тем Бадмаев не скрывал, что принял православие и потому не может принимать участие в буддийских молениях. «В Лхасе, во дворце Потала Далай-лама ХIII сказал ему: — Сын Батмы! Ты принял другую веру. Зачем ты пришел к нам, в мою столицу? — Я учился у своего старшего брата, эмчи-ламы, врачебной науке Тибета. Пришел учиться у ваших эмчи-лам, Ваше Святейшество. А еще: я — монгол, человек Востока, и мне небезразлично, что произойдет здесь. Англичане захватили соседнюю Индию, Кашмир… Мне будет больно, если они придут сюда. — Чем ты можешь помочь? — Я — ничем. Русский царь — всем. Слово русского царя — сильное слово: за ним стоят миллионная армия и могучий флот. — Но захочет ли Белый царь помогать далекому от него народу? — Белый царь хочет мира и справедливости на земле. После моего возвращения в столицу Империи я надеюсь на аудиенцию у Его Величества. И передам Ему тревоги Вашего Святейшества. — И еще передай: если получу приглашение, я приеду в Петербург». Далай-лама побывал в Петербурге и имел беседу с Его Величеством. А состоялась эта высокая встреча после того, как Бадмаев подал на высочайшее имя «Записку о задачах русской политики на азиатском востоке», за которую ему был пожалован генеральский чин — действительного статского советника. Что поразило Александра III в «записке»? Ее автор предсказывает, как разовьются на Востоке события в ближайшее десятилетие. Предложения же Бадмаева состояли в мирном присоединении к России Монголии, Тибета и Китая. Внутрення логика идеи такова: не возьмет Россия, возьмут англичане… «Петр Александрович считал, что усиление влияния России на Востоке должно идти через торговлю, и с этой целью организовал в Чите торговый дом «Бадмаев и К°», а также создал газету «Жизнь на восточной окраине», выходившую на русском и монгольском языках. Казалось бы, зачем ему это, имевшему генеральский чин, медицинскую практику? Он заботился об интересах России! Страны, которая его, инородца, подняла на самые верхи общества». Все, что предсказал Петр Бадмаев, сбылось: в Китае произошло так называемое боксерское восстание, и вскоре маньчжурская династия была сметена. Но того, кто мог своей властной и миролюбивой политикой осуществить идеи Бадмаева, уже не было. Александр III скончался в Ливадии в 1894 году (по Пикулю — от алкоголизма. — С. Б.), ему было всего 49 лет. Целитель «Первое издание «Жуд-Ши» на русском языке вышло в 1898 году. Примерно треть тома — 80 страниц — труды самого Петра Александровича. Он дает свою трактовку учения, а также исторические сведения о врачебной науке Тибета». Теперь коснемся «дворцовой» стороны жизни Петра Александровича. Бабушка Петра Гусева, Елизавета Федоровна, которая была на сорок лет младше мужа и с которым состояла в гражданском браке, рассказывала, что дед не был лейб-медиком, однако как известного врача его приглашали во дворец на консультацию. «Обыкновенно накануне Бадмаеву по телефону звонил министр двора Фредерикс и объявлял высочайшее желание, чтобы доктор посетил одну из заболевших дочерей царя, Настю или Марию… Для этого случая Петр Александрович надевал фрак, брал с собой чемоданчик с лекарствами и ехал во дворец. Вернувшись, рассказывал, как был принят. Обычно его встречала императрица, она и присутствовала при осмотре заболевшей дочери, задавала вопросы: «Верно ли, доктор, что это ангина, не дифтерит? Я так боюсь…». Убедившись, что нет опасного зеленоватого оттенка на гландах, Петр Александрович успокаивал мать и оставлял лекарства. «Могу ли я допускать к больной моих девочек?» — следовал новый вопрос. «Можете, но для полной безопасности покурите в комнате вот этой травкой. Я с ней входил в чумные бараки», — и Бадмаев оставлял несколько тоненьких, толщиной со спицу, папиросок, сделанных из скатанных листьев тибетской травы». Консультации прекратились в 1912 году в связи с отрицательным отношением Петра Александровича к Распутину и попыткой разоблачить старца. «Мать мне рассказывала, что знакомство отца с Распутиным произошло по ее вине. О нем много говорили, и мама как-то сказала отцу: «Пригласите его — интересно, что это за «могучий человек»… Распутин приезжал несколько раз. В разговоре о нем Петр Александрович сказал: «Хитрый мужик»… Видели его однажды в городской квартире отца, он проходил по коридору. Маме запомнились черная борода, простая рубаха навыпуск и бегающие глазки… Среди бумаг случайно сохранилась записка Распутина к отцу. Каракули на клочке бумаги: «Милой, дорогой, зделась не откажи…». Предостережение 27 апреля 1916 года Петр Александрович написал царю письмо: «Всякий образованный человек понимает, но не хочет видеть воочию, что беспорядки во всем мире производились только тунеядцами и атеистами. Только христиане чистого евангельского учения не способны к тунеядству и беспорядкам… Атеисты и сторонники народного самоуправления мечтают взять все в свои руки. Поэтому клевета, ложь, разбрасывание прокламаций подходят к подножью трона. Только дальновидные и мудрые могут избавиться от стрел, направленных клеветниками и лжецами под благовидным покровом культурности, просвещения и справедливости». Петр Александрович был истовым монархистом, полагавшим, что любое ограничение самодержавия губительно для России. Февральской революции Бадмаев не принял, однако на официальное уведомление властей, что по желанию может поменять подданство на японское — за него ходатайствовал японский посол — и с семьей выехать в Японию, ответил отказом. «Потянулись дни размышлений о прожитой, казалось бы, долгой, но так быстро промелькнувшей жизни… Что случилось? Почему в конце он пришел к таким печальным итогам? Разве он не оказал помощь полумиллиону больных за почти полувековую деятельность? Роздано более восьми миллионов целебных лекарств, сделанных в строгом соответствии с требованиями врачебной науки Тибета. Еще он пытался исправить мир своими письмами правителям России, что и обязан был сделать как гражданин, который видит, что делается не так, как следует… Произошло то, что неминуемо должно было произойти. Бывший император был не злой человек, семьянин, отлично воспитанный, но слаб, либерален… Как можно было отрекаться от престола где-то в Пскове, даже не вызвав к себе преемника?! И каких же он выбирал соратников, командующих фронтами, если они отреклись от него при первой возможности?» Потом произошел Октябрьский переворот. Петра Александровича арестовывали, сажали в тюрьму, суровый революционер чуть не зарубил его после пощечины, ставшей ответом на панибратское «ты», — жена и дочь отмолили. У него отобрали клинику, но он продолжал вести прием пациентов. И все думал: «Если бы не старость, не подорванное здоровье… Если ледрэ в сочетании с другими составами не помогает, то это, очевидно, не только затянувшееся воспаление легких… Рак. Нужно предусмотреть самое худшее». Умер Петр Александрович Бадмаев в 1920 году. Письмо «Глубокоуважаемый Борис Сергеевич! Позвольте поблагодарить вас за бережное отношение к трудам Вашего деда Петра Александровича Бадмаева и за выраженное Вами пожелание сделать эти труды доступными для научного мира… Знакомство с этими работами будет весьма интересным для современных исследователей. Я надеюсь, наше дальнейшее сотрудничество с Вами приведет к успешному завершению работ по изданию трудов П. А. Бадмаева и будет содействовать восстановлению его доброго имени. С уважением, В. А. Матюхин, академик АМН СССР, Институт радиационной медицины. 1988 год». Автор: Сергей БОРИСОВ

19.02.2011 Мартыненко Ольга

Его борьба Н. П. Аржанов, г. Харьков Продолжение. Начало в №13, 14, 2005 Прошло четыре года, и Л. Б. Бертенсону опять довелось выступить под знаменами Медицинского Совета (МС) против врачебной науки Тибета (ВНТ). Теперь вызов был брошен не где-то далеко, а в столице: «Hannibal ante portas!». Новый Ганнибал — П. А. Бадмаев (рис. 1) — таранил ворота правительственных инстанций внушительным документом, чем-то напоминавшим бизнес-план, а по содержанию являвшим собой новую попытку легализовать тибетскую медицину (ТМ). Рисунок 1. Бадмаев П. А. Практика Бадмаева в Петербурге, будучи вне закона, тем не менее процветала; Петр Александрович «выписывал» сюда с родины молодежь себе в ученики, наладил ввоз своих снадобий через китайскую границу. Но он жаждал большего — Высочайшего одобрения ТМ и ее признания, в посрамление оппонентам-профессорам, равной медицине «культурной» [1]. «Небезызвъстный отечественному врачебному мiру г-н Бадмаев, представитель тибетской quasi-медицины, которому полицiя нъсколько лът не может вручить распоряженiе столичнаго врачебнаго инспектора о воспрещенiи заниматься врачебной практикой, но ничтоже сумняшеся занимающiйся на глазах у всъх этой практикой, затъивает новое дъло в еще болъе грандiозных размърах. МС в лицъ глубокоуважаемаго его члена Л. Б. Бертенсона снова вступил в борьбу с этим титулованным знахарем, избалованным благоволенiем сильных мiра сего. Но чъм кончится эта борьба — сказать трудно: могучих заступников у г-на Бадмаева, видимо, немало... Лев Бернардович, которому МС поручил представить отзыв о новом домогательствъ г-на Бадмаева и мнънiе котораго затъм вполнъ одобрил, любезно представил нам свой доклад: «Дъйствительный статскiй совътник (д. с. с.) Бадмаев, бурят, имъющiй, как он сам выражается, кабинет ВНТ на Песках, обратился к Министру внутренних дъл с ходатайством об испрошенiи Высочайшаго разръшенiя на слъдующее: 1) организовать Общество, способствующее изслъдованiю ВНТ; 2) именоваться «врачами ТМ» тъм молодым людям, которые, изучив монгольскiй и тибетскiй языки и ВНТ, в то же время окончат курс Военно-медицинской академiи (ВМА) или медицинских факультетов университетов с дипломами врачей, предоставив им право практиковать по системъ ВНТ; 3) оказать довърiе — Высочайше разръшить отпускать из принадлежащей ему, Бадмаеву, аптеки ВНТ медикаменты, предписываемые ТМ, за плату в 10 коп. за порошок. Большинство больных получают 14 порошков в недълю; стоимость их 1 руб. 40 коп. — цъна, совершенно доступная даже для бъднаго класса населенiя. В 1909 г., говорится далъе в докладной запискъ, отпущено 478008 порошков на сумму 47800 руб. Такова минимальная годовая сумма, которая в будущем, без всякаго сомнънiя, должна увеличиваться, и нетрудно будет для новообразованнаго Общества с таким солидным доходом пополнять аптеку, прiобрътать книги ВНТ, приглашать знатоков этой науки из бурятских степей, Монголiи, Тибета, Кукунора и Китая, субсидировать молодых ученых врачей, отпускать суммы на переводы книг ВНТ на русскiй и европейскiе языки, открывать прiюты для больных и желающих сохранить свое здоровье. Кромъ того, г-н Бадмаев указывает, что больные питают довърiе к той аптекъ, которая находится под личным наблюденiем извъстнаго врача, и, охраняя интересы страждущих, необходимо дать существующей в Песках (т. е. его, Бадмаева) аптекъ, заинтересованной только излъченiем больных, привилегiю по соображенiям чисто государственным. При докладной запискъ г-на Бадмаева имъются приложенiя: справка о состоянiи ТМ в Россiи, список посъщенiй лъчебницы за 1909 г. и наименованiя болъзней, с которыми обращались больные, список входящих и исходящих писем за тот же год и, наконец, сборник подлинных писем больных. На докладной запискъ Бадмаева 9-го августа послъдовала резолюцiя Министра внутренних дъл: «Прошу МС ознакомиться с прилагаемым матерiалом и дать свое заключенiе». К бизнес-талантам «карфагенянина» мы вернемся в свое время, а сейчас расскажем, как парировал лейб-медик его атаку. С 1906 г. у Льва Бернардовича прибавилось материалов для суждения о ВНТ — вышел третий перевод «Жуд-Ши» на русский язык: «Учебник тибетской медицины («Жуд-Ши»). Перевод с тибетскаго и монгольскаго А. М. Позднъева. — Т. I. — С.-Пб., 1908. — 425 с.». Его автор, однако, был не медиком, а «словесником»: «Позднеев Алексей Матвеевич (1851–1920) — русский монголовед. В 1876 г. окончил факультет восточных языков Петербургского университета. В 1881 г. защитил магистерскую диссертацию «Образцы народной литературы монгольских племен», утвержден штатным доцентом. В 1883 г. получил степень доктора монгольской словесности за работу «Монгольская летопись «Эрдэнийн Эрихэ». С 1884 г. — профессор Петербургского университета по кафедре монгольской словесности, с 1889 г. преподавал и маньчжурский язык. В 1887 г. по поручению Министра государственных имуществ составил проект об устройстве училищ у калмыков Астраханской губернии. В 1899– 1903 гг. — один их организаторов, профессор и директор Восточного института во Владивостоке. В 1903–1917 гг. — член Совета при Министерстве народного просвещения. Участвовал в экспедиции Русского географического общества в Монголию (1876–1878). В 1892 г. Министерство иностранных дел командировало его в Монголию для исследования ее положения и административного строя, а также нашей торговли с Китаем. В командировках Позднеевым были собраны большие коллекции рукописных и печатных китайских, монгольских и маньчжурских сочинений, редкая коллекция ламайских кумиров и др. принадлежностей ламайского культа» (www.hi-edu.ru/Brok). Неизвестно, что побудило сына орловского священника вмешаться в соперничество бурята Бадмаева и калмыка Ульянова. Но труд Позднеева не изменил мнение Бертенсона о сути ВНТ [1]: «В исполненiе порученiя МС по ходатайству г-на Бадмаева приходится волей-неволей коснуться вопроса о так называемой ВНТ, хотя этот вопрос, как давно ръшенный, и не требует новаго освъщенiя. Что такое эта «наука», точно и безповоротно опредълено в энциклопедiи и исторiи медицины, и я не стану дълать выписок из этих сочиненiй, тъм болъе, что полная характеристика так называемой ТМ уже сдълана мной в докладъ, представленном МС в февралъ 1906 г.». Не попался лейб-медик и в хитрую ловушку с двойным медицинским образованием. Он привел очевидную аналогию между ВНТ и гомеопатией — еще одной непризнанной ортодоксами системой, также существовавшей полулегально благодаря поддержке высокопоставленных особ [1]: «Из предложенiя г-на Бадмаева, что «право именоваться врачами ТМ могло бы быть предоставлено только тъм бурятам, которые, изучив монгольскiй и тибетскiй языки и ВНТ, в то же время будут иметь дипломы врачей от ВМА или от университетов», логически вытекает заключенiе о ненадобности предоставленiя таким лицам с двойной, так сказать, медицинской подготовкой каких-либо особых прав по врачеванiю, ибо дипломированным законным путем врачам предоставляется право лъчить на основанiи прiобрътенных ими знанiй по собственному усмотрънiю, не исключая право врачеванiя за свой страх и риск по тибетскому способу. Въдь если врачам, практикующим на основанiи законных дипломов, предоставлено право лъчить по гомеопатической, ничего общаго с наукой не имъющей, системъ, то не будет основанiй запрещать лъченiе и по ВНТ». У адептов ТМ, окончивших лишь медицинскую школу при дацане, не было шансов получить официальное разрешение на врачебную практику за пределами Бурятии. Хотя попытки известны: «В МС поступило ходатайство забайкальскаго бурята Дамбо Иралтуйтова о предоставленiи ему права заниматься врачебной практикой, пользуя больных посредством ТМ» (Практическiй Врач, 1903, № 20). П. А. Бадмаев изучил ВНТ в подручных у старшего брата, прослушал курс ВМА, но диплом «культурного» врача так и не получил (по некоторым соображениям ума). Впрочем, обычные мерки к «ганнибалу», конечно же, не применимы... У конкурента-калмыка Ульянова был полноценный дацанский диплом, но, как видно из рецензии на его труд, вопрос о прохождении им курса ВМА также остался открытым [2]: «Эта книжечка должна представлять извъстный интерес для читающей русской публики, так как среди послъдней есть много поклонников ТМ. Не меньшiй интерес возбуждает к себъ сам автор брошюры Дамбо Ульянов, который, получив высшее медицинское образованiе в Ургъ (столица Монголии — Н. А.) и уже имъя за собой ряд блестящих случаев излеченiя многих больных от всевозможных болъзней при помощи средств тибетской фармакологiи, пожелал для сравненiя ознакомиться с тъми способами распознаванiя и леченiя заболъванiй, которые примъняются в русских клиниках, для чего ему было разръшено посъщать клиники ВМА. Г-н Ульянов, если он человък пытливаго ума, слушая теоретическiя и клиническiя лекцiи, легко мог убъдиться, насколько велика разница в основных положенiях европейской и тибетской медицины, и гдъ лежит истина». Вне сомнения, таким человеком калмык являлся, иначе не отправил бы его лично Николай II в начале 1904 г. к Далай-ламе XIII. Об этом мы еще расскажем, а пока процитируем последние абзацы рецензии [2]: «В высшей степени желательно, чтобы автор осуществил свое объщанiе перевести на русскiй язык названiя тибетских медикаментов, составить ботанический атлас тибетских трав и подыскать им европейскiя названiя. Только тогда можно будет должным образом оцънить с нашей точки зрънiя все это фармакологическое богатство и ръшить, мог ли дъйствительно г-н Ульянов при помощи послъдняго так блестяще лечить всевозможныя болъзни, как он об этом заявляет. В общем брошюра производит довольно тусклое впечатленiе, хотя в ней и проглядывает тенденцiя — поразить кого-то чудесами ТМ. Очень возможно, что среди несвъдущей публики она и найдет поклонников, как это уже случилось с другим всъм извъстным представителем леченiя по завътам тибетских медицинских мудрецов. Об этом, разумъется, придется лишь пожалъть... А тому, что автор запрещает без его согласiя продавать и переводить изданную им брошюру, нельзя не порадоваться, ибо благодаря этому, быть может, она не найдет широкаго распространенiя среди падкой до сверхъестественнаго публики, что непременно случилось бы при обратном условiи». Да, умели иронизировать старые русские врачи — зависть берет! А. П. Фавицкий, на момент написания рецензии занимавший должность приват-доцента ВМА, с 1904 г. состоял профессором по кафедре пропедевтической клиники. «Всем известный представитель» — это, конечно, Бадмаев, а «заветы тибетских мудрецов», кажется, намекают на знаменитые «Протоколы». Кто-то возразит, что «Протоколы заседаний Всемирного союза франкмасонов и сионских мудрецов» были впервые напечатаны в газете «Знамя» лишь 10–20.09.1903 г. Однако есть данные о существовании тульского издания «Протоколов» 1897 г. (в этом году в Базеле состоялся I Всемирный сионистский конгресс). В 1901 г. их французская версия попала к С. Нилусу и была им переведена. Текст предлагался «Новому времени», но цензура запретила его печатать, пока в 1903 г. шеф МВД В. К. Плеве не дал «добро». А поскольку А. П. Фавицкий в 1900-е гг. по совместительству работал цензором Главного управления по делам печати МВД, то есть основания думать, что «Протоколы» он прочел и оценил раньше многих! Надежды Алексея Павловича не оправдались: «падкими» до чудес ТМ оказывались не только «несведущая публика», но и «культурные» врачи. Ими тоже пришлось заниматься Л. Б. Бертенсону, записавшему на свой счет еще одну небольшую, но победу: «И во врачебной семьъ есть свои уроды. В началъ года Врачебное отдъленiе Саратовскаго губернскаго правленiя возбудило слъдующее дъло: врач Г. И. Гусев, практикующiй в г. Саратовъ, путем распространенiя отпечатанной в Москвъ брошюры рекламирует новый способ излъчиванiя всъх болъзней по ВНТ и учрежденную им в компанiи с А. Е. Дмитрiевым «Органо-гербо-терапевтическую и химическую лабораторiю для приготовленiя спецiальных секретных лъкарств». В брошюръ врач Гусев предлагает «заочное излечиванiе по ВНТ всъх болъзней, не поддающiхся излъчиванiю другими способами», завъряя, что он достиг в этом поразительных результатов и что врачи, не проникшiе в тайны медицины древних мудрецов Индiи и Китая, постоянно будут ошибаться в прiемах леченiя. «Мое леченiе, — пишет Гусев, — есть проявленiе истинной гуманности, сердечнаго желанiя прiйти на помощь той массъ больных, которые испытывали всевозможные способы леченiя и уже отчаялись в выздоровленiи. Доказательством этого служит то обстоятельство, что я беру плату за одно только лъкарство, а за свои труды — по окончательном выздоровленiи больного». «Нами сдъланы большiя затраты на оборудованiе органо-гербо-терапевтической и химической лабораторiи. Лъкарство приготовляется под моим личным наблюденiем». Гусев рекламирует сбор от золотухи и рахитизма, стоющiй 1 руб. 85 коп. за фунт, и «Индiйскiй бальзам, который поддерживает силу и свъжесть тъла до глубокой старости» и не только «излъчивает в короткое время женщин, изнуренных сильными кровотеченiями, но и дълает их способными к дъторожденiю». Лъкарственных веществ, из которых Гусев изготовляет свои препараты, «восемь родов»: среди них, кромъ «трав», «деревьев» и «кустарников», «вещества, добываемые из животнаго царства (мясо, кровь, жир, кость)», «землянистые вещества (глина, сърный цвът, каменный мох и разнаго рода соли)», «минералы — малахит, жемчуг, жемчужная раковина, простая раковина, кораллы, ляпис-лазурь, различнаго рода камни» и «металлы — ртуть, олово, золото, желъзо, сталь и др.». Врачебное отдъленiе Саратовскаго губернскаго правленiя, получив свъдънiя о неблаговидных дъйствiях Гусева, распорядилось произвести дознанiе. Выяснилось, что Гусев рекомендует больным настоенные на водкъ травяные соборы; сбор же от рака, как средство древней ТМ, держит в тайнъ. Компаньон Гусева, шорный мастер Дмитрiев, помогает предпрiятiю лишь матерiальными средствами. Гусев показал, что он не отрицает преподанных ему в университетъ научных способов терапiи и пользуется ими, как спецiалист по дътским болъзням. Но в тъх случаях, когда «аллопатiя безсильна в борьбъ с неизлъчимыми болъзнями, он прибъгает к секретам ТМ». «Органо-гербо-терапевтической лабораторiи» и «Химико-бактерiологическаго института», которые им рекламируются и на оборудованiе которых, как заявляет Гусев в брошюръ, им сдъланы большiя затраты, не оказалось. Врачебное отдъленiе представило настоящее дъло на распоряженiе Управленiя главнаго врачебнаго инспектора. Дъло поступило на разсмотрънiе члена МС Л. Б. Бертенсона, который дал слъдующее заключенiе: «1) Г. И. Гусев своей брошюрой, заключающей завъренiя, противуръчащiя наукъ и дъйствительности, вводит лъчащуюся публику в заблужденiе и обман, причем обнаруживает такое невъжество в знанiи медицинских предметов, что рождается сомнънiе в том, что он на самом дълъ врач. Сомнънiе сiе поддерживается тъм, что в Россiйском медицинском спискъ за 1910 г. он не значится. 2) Если Г. И. Гусев дъйствительно врач, то его брошюра и собственныя письменныя показанiя доказывают, что им нарушаются элементарныя правила врачебной этики и унижается врачебное званiе. Принимая сiе в соображенiе, Г. И. Гусев не только заслуживает строгаго порицанiя со стороны МС, но за обманныя дъйствiя подлежит привлеченiю к отвътственности по ст. 174 Устава о наказанiях, налагаемых мировыми судьями». Когда оказалось, что Г. И. Гусев дъйствительно врач, то МС в засъданiи 26-го iюля с. г. постановил ръшенiе по его дълу, согласное с заключенiем Л. Б. Бертенсона» (Русскiй Врач, 1911, № 33). История умалчивает, у кого учился врач Гусев ВНТ и карфагенскому искусству мистификации. Известно, что муж дочери П. А. Бадмаева от второго брака Аиды, практиковавшей ТМ уже в советское время, тоже носил фамилию Гусев, но он был Сергей Борисович и не имел отношения ни к какой медицине (снимался в кино и т. п.). Вернемся, однако, к «бизнес-плану» 1910 г. Любопытно проследить, как Бертенсон в своем отзыве методически лишает проектируемое предприятие всех возможных источников дохода, сводя его к чисто академическому остатку, денежного интереса не представляющему [1]: «Переходя к другому вожделънiю Бадмаева — к ходатайству, чтобы, как он выражается, «по соображенiям чисто государственным» его аптекъ, заинтересованной, будто бы «только излъченiем больных», была предоставлена привилегiя на отпуск тибетских медикаментов за плату по 10 коп. за порошок, считаю долгом указать, что удовлетворенiе подобнаго притязанiя было бы потворством вредной эксплоатацiи лъчащейся публики и узаконенiем продажи лъкарств невъдомаго содержанiя, что врачебной наукой и дъйствующими у нас законоположенiями не допускается. Наконец, относительно желанiя просителя организовать Общество, способствующее изслъдованiю ВНТ, мнъ остается сказать, что против учрежденiя его возражать не приходится, и такое Общество могло бы быть разръшено лишь при том непремънном условiи, чтобы оно никаких иных цълей, кромъ исключительно научных, не преслъдовало, и чтобы существованiе его не было связано с взиманiем с лъчащихся 10-копъечнаго аптечнаго сбора и, наконец, чтобы при нем не было допускаемо ни прiютов для больных, ни амбулаторiй. Для полноты мнъ надлежало бы остановиться на письмах, полученных г-ном Бадмаевым от больных и приложенных им для вящаго вразумленiя невърующих в ТМ и в ея петербургскаго представителя. Но значенiе таких писем, составляющих принадлежность всякаго знахарства, хорошо извъстно любому врачу, и останавливать на них вниманiе МС я считаю неумъстным». Характерно, что лейб-медик не тратил время на доказательства вредности «знахарства», и за него это сделал МС [1]: «Заслушав отзыв непремъннаго своего члена Л. Б. Бертенсона и признав его правильным, МС обратил вниманiе на слъдующее. Г-н Бадмаев подкръпляет заключающiеся в его докладной запискъ неосновательные доводы в пользу испрошенiя Высочайшаго соизволенiя на удовлетворенiе ходатайства указанiем на свою «небезполезную в интересах страждущаго человъчества и науки дъятельность». Эта дъятельность, однако, не только не может быть названа небезполезной, но, как заключающая в себъ всъ признаки знахарства, должна быть признана безусловно вредной. Явствует это прежде всего из того, что г-н Бадмаев лъчит больных всъми болъзнями, не исключая самых тяжких, не только без примъненiя требуемых наукой способов, но и в огромном числъ случаев заочно, причем все врачеванiе сводит к назначенiю порошков, составляемых будто бы из одних трав, получаемых из Тибета и Китая. Но в порошки эти, для приготовленiя которых служат «203 разнообразных лъкарства» (их, как завъряет г-н Бадмаев, он получает исключительно из стран Дальняго Востока), входят, как показали изслъдованiя проф. С. А. Пржъбытека, сильно дъйствующiя и ядовитыя европейскiя средства (антипирин, фенацетин, ртуть, мышьяк и др.). Наконец, из представленнаго г-ном Бадмаевым списка лъченных им болъзней видно, что он своими снадобьями пользует недуги, которые по требованiю науки, в предупрежденiе пагубных для больных послъдствiй и смерти (сифилис, злокачественныя новообразованiя и др.), могут быть лъчимы только специфическими средствами или хирургическим путем». В общем, Carthaginem esse delendam. Но как могла в столице Российской империи много лет открыто существовать официально не разрешенная медицинским начальством аптека? И не просто существовать, а ежегодно ввозить через таможню и продавать огромные объемы официально неразрешенных лекарств? Этому факту законопослушные аптекари искренне удивлялись и век назад [3]: «Единственно важное для нас в книгъ «Главное руководство...» — это рассказ ея автора, доктора ТМ П. Бадмаева о том, как его отец (ошибка — на самом деле старший брат — Н. А.) «основал в Петербургъ первую тибетскую аптеку, которой пользовались в широких размърах не только петербуржцы, но и многiе провинцiальные жители. Аптека эта с тъх пор и по настоящее время не прекращает своей дъятельности, существуя почти 35 лът». Я просмотръл по офицiальным книгам Медицинскаго Департамента списки аптек за многiе годы по 1903 г., и аптеки Бадмаева в С.-Петербургъ не нашел. Тогда спрашивается — правда ли, что эта аптека существует и функцiонирует, и если да, то: 1) Какая она из существующих по законам русскаго государства типов аптек (аллопатическая или гомеопатическая, нормальная или сельская)? 2) Имъется ли на ея содержанiе надлежащее законное разръшенiе (привилегiя) и подчиняется ли она требованiям закона (устройство; приготовленiе лекарств фармацевтами по точно опредъленным правилам; научныя пособiя; шнуровыя книги; правительственная такса и др.)? 3) Несет ли она, как всякая другая аптека, государственныя повинности, начиная с налогов и кончая отчисленiем % в пенсiонную кассу? 4) Подлежит ли она законному контролю, производятся ли в ней перiодическiя ревизiи, и почему она не зарегистрирована в спискъ аптек? Отвътим на это, что аптека Бадмаева помъщается на Поклонной горъ близ Петербурга на мызъ Бадмаева. Она, собственно говоря, единственная дъйствительно привилегированная в С.-Петербургъ аптека. Ея привилегiя состоит в том, что она есть сплошное беззаконiе, ибо ни в одном из приведенных нами пунктов не руководствуется дъйствующим Аптекарским уставом. За год Бадмаев берет с публики дань в размъръ 146 тыс. руб., то есть столько, сколько петербургскiя аптеки могли бы получить за 300 тыс. рецептов, на каковое число по столичной нормъ полагается 10 аптек, в губернском городъ — 20 аптек, а в уъздном — 50 аптек. Нормально ли это? Может быть, дъйствительно, в Тибетъ имъются подобныя аптеки. В Европъ же, особенно в государствах, гдъ правительства въдают дълом охраненiя народнаго здравiя, ничего такого нът и быть не может. Поэтому вся бадмаевская медицина и фармацiя — одно только непозволительное издъвательство как над дълом пользованiя больных и подачи лекарственной помощи, так и над существующими правилами и даже над здравым смыслом». Украинским фармацевтам не надо объяснять, как делаются такие вещи и сегодня. Понимал бесполезность борьбы с сильной «крышей» и лейб-медик; он мог лишь придумать пару остроумных способов доставить восточному бизнесу мелкие неприятности [1]. «Доклад Л. Б. Бертенсона МС по вопросу о массовой выпискъ г-ном Бадмаевым лъкарственных веществ из-за границы: «Департамент таможенных сборов просит заключенiя по возбужденному Иркутским генерал-губернатором вопросу о пропускъ из Монголiи, Кукунора, Тибета и Китая лъкарственных веществ, адресованных на имя врача ТМ д. с. с. Бадмаева. Иркутскiй генерал-губернатор письмом от 7-го октября с. г. на имя управляющаго Иркутской складочной таможней сообщает свое недовольство тем, что Кяхтинская и Иркутская таможни, не запрещающiя ввоза тибетских лъкарственных веществ в небольшом количествъ для личных г-на Бадмаева надобностей, в то же время не пропускают больших количеств, которыя, по заявленiю г-на Бадмаева, необходимы для его аптеки. При этом генерал-губернатор просит о содъйствiи к удовлетворенiю просителя или об указанiи пути к благопрiятному разръшенiю его ходатайства. Управляющiй Иркутской складочной таможней, со своей стороны, рапортом от 10-го октября с. г. доносит Департаменту таможенных сборов, что: 1) им сдълано распоряженiе, чтобы посылки, адресованныя на имя Бадмаева, направлялись для таможеннаго осмотра в Петербург; 2) д. с. с. Бадмаев извъщен об условiях, требуемых для безпрепятственнаго пропуска привозимых из-за границы лъкарств; 3) письмо иркутскаго генерал-губернатора вызвано просьбой товарища Министра внутренних дъл, тайнаго совътника Курлова. По настоящему дълу имъю честь доложить, что, так как, во-первых, по ст. 379 Устава врачебнаго «пропуск через таможню секретных лъкарств, привозимых из чужих краев, дозволяется только с разръшенiя медицинскаго начальства, которое изъявляет на то свое согласiе не прежде как по химическому испытанiю — не заключают ли они в себъ вредных или ядовитых веществ», и, во-вторых, что д. с. с. Бадмаев желает пропуска больших количеств лъкарств не для личнаго употребленiя, а для аптеки — то ранъе разръшенiя ходатайства д. с. с. Бадмаева необходимо, я полагаю, затребовать от просителя представленiя химических анализов всъх доставленных из чужих краев средств, произведенных в одной из заслуживающих довърiя лабораторiй. Кромъ того, считаю долгом обратить вниманiе МС на то, что ввиду существующей в настоящее время в Монголiи и Китаъ чумы необходимо было бы подвергнуть посылки, присланныя на имя г-на Бадмаева, обеззараживанiю». С изложенным в этом докладъ мнънiем Л. Б. Бертенсона МС согласился». На бумаге это тоже была победа, но поток импортируемых Бадмаевым снадобий после нее отнюдь не обмелел. Как обошел хитроумный бурят новые рогатки МС — взятками или нажимом влиятельных лиц — для истории не столь уж важно. Интереснее, что здесь впервые открыто назван «крышевавший» ТМ чин МВД — сам глава полиции и корпуса жандармов, реально руководивший «силовиками» при формальном министре П. А. Столыпине, занятом председательством в Кабинете министров.
Обсуждение
comments powered by HyperComments
Наверх